kushanashvili_o (kushanashvili_o) wrote,
kushanashvili_o
kushanashvili_o

УЗЛОВОЙ ВОПРОС

ЭТЮД ПОСВЯЩАЕТСЯ БОРИСУ КОРЧЕВНИКОВУ, ОТЦУ ПАВЛУ И МАРИНЕ ЗОТОВОЙ.

Как изволила выразиться Вероника Долина (сродницей Ларисе Александровне, благодарение небесам, не приходящаяся): «Просить меня – не тяжелый крест, и я просима без извилин…».

Меня пригласили на канал «Спас», где главным значится Боря Корчевников, и я, конечно, согласился – именно потому, что главным там значится Боря Корчевников, чистый помыслами летописец эпохи в джунглях.

На вопрос, верю, верую ли я, можно было бы ответить по-гаррикаспаровски: «Ну, это семантический вопрос!», но я циник не до такой степени.

А ответ Набокова на вопрос в лоб, религиозен ли он? Это ж не ответ, а виртуозная отговорка, образец софистики-схоластики-силлогистики: «Я знаю больше, чем могу выразить словами, и то немногое, что я могу выразить словами, не было бы выраженным, не знай я большего».

Но Набоков – это всегда отдельно, это всегда особь статья, это всегда Булгаков: «Меня не то удивляет, что трамваи не ходют. Меня то удивляет, что трамваи ходют».

Нет, все не то.

Узловой вопрос: атеист я или агностик?

Дозволительно ли мне ВООБЩЕ рассуждать о столь высоких материях?

Вопросов – больше, чем звезд на небе над Кутаиси о летнюю пору.

Почему так рано ушли мой брат и моя Жанна Фриске и иже с ними?

Почему в таких муках уходила мамочка моя, чистая помыслами, чище не бывает, которая жила в угоду детям и людям, но ни разу не себе; почему ей было так больно?!

Почему, когда приходишь в церковь, все злые, будто у всех сенильный психоз?

Почему так мало священнослужителей, которые живут и действуют вот так: «Просить меня – не тяжелый крест, и я просима без извилин…».

Если вы утверждаете, что я слаб, бо не верю, так откуда ж во мне, у меня это безграничное приятие жизни, делающее меня исполином?

Почему за все, за всякий шаг в церкви надо платить? Какие ж это «божьи люди» при таком раскладе? Называйтесь тогда негоциантами – для красивости?

Почему так стопроцентно глухи к сантиментам и нормальному языку?!

Я начал беседу на канале «СПАС» (забегая вперед, не премину с изумлением констатирую, что беседа оная вызвала не меньший резонанс, чем клоунада с выдвижением Собчак в Президенты) с того, что процитировал Джулиана Барнса: «Я не верю в Бога, но мне Его не хватает».

Мне кажется, и я об этом и писал, и говорил Боре Корчевникову, британский писатель похож на меня вот чем: он знает, что такое «строгое приятие судьбы», но настолько жовиален, что перманентно ерничает, даром что его ерничанье в высшей степени интеллектуальное.

Мне несказанно повезло с собеседником, мне определили в визави Отца Павла (в миру – Павел Островский), я нещадно эксплуатировал его дивный нрав, я хотел, чтобы он подтвердил мою правоту: обращаться к Богу не должно быть тяжелым крестом, он должен быть общительным без извилин, ты не должен, обращаясь к Нему, чувствовать себя тритагонистом.

Но, конечно, и не быть фарсером, гаером.

Это должна быть камерная улочка с двусторонним движением.

Я говорил Отцу Павлу, что, если Церковь хочет дружить с такими, как я, ей бы перестать внушать таким, как я, непонятное чувство вины и сообщать страх вместо трепета.

Потому что полемика – это потом (вот, кстати, искусством эристики мало кто из Отцов владеет; вы только почитайте и послушайте злобный бред, исторгаемый В.Чаплиным, пусть опальным, но все же), «научное материалистическое мировоззрение» – это потом, сначала научитесь быть дружелюбными, перестаньте шипеть, брать за любой жест деньги и ездить на «гелендвагенах».

И, пожалуйста, перестаньте пить.

Впрочем, тут нужно оговорить, дабы избежать мазни черной краской, что речь исключительно о моем даже не печальном, но горьком опыте (и на похоронах мамы моей, и во время прощания с моей Жанной Ф. меня вывели из себя священники, пребывавшие в подпитии).

Отец Павел достойно держал удар.

Он помог мне справиться с настроением, выражающимся словами:

«Мир гол и пуст, и я не тот, и я не тот, что прежде.

Вот жизнь прошла, а где ее следы? ».

Какое там понять Откровение Иоанна Богослова, нам нужно с азов начинать, с азбуки, а не креститься, как футболисты и депутаты, на камеру.

Куда там справиться с жизнью, когда мы не можем справиться с собой, с кашей в голове, с неразберихой окрест, плутаем, стежки нас путают, магистрали не видно.

Есть лишь поле вроде электрического; вибрирующее поле обещания, чьи атомы, столкнувшись, могут стать чем угодно.

Научные методы познания истины продуктивны ровно в той степени, какую вы сами себе вообразили, заумные воображалы. Но ведь истина многоуровнева.

В этом мы с Отцом Павлом сошлись.

Ты можешь быть лихим рубакой, тишайшим бухгалтером, фарсером напыщенным или мерзким либералом – право любить и верить, и надеяться у тебя никто не отберет.

Надейся, верь, люби, не заблудись.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments