kushanashvili_o (kushanashvili_o) wrote,
kushanashvili_o
kushanashvili_o

Нелепый приговор Надежде Савченко вступил в законную силу, и у нас осталось восемь дней, чтобы помочь уцелеть, остаться в живых.
Трудно, да что там, невозможно представить себе что-то в большей степени проявляющее теперешнюю нашу нравственную атмосферу, чем реакция на людоедский приговор девушке Наде и - с отложенным эффектом - реакция на эту реакцию.
В британском сериале "Час" герой-правдоруб говорит своим оппонентам с сарказмом: "Наверное, это утомительно - все время делать вид, что не замечаешь, как другому человеку больно и плохо?".
Надю Савченко надо вернуть на Родину со словами "Спасибо, что живая!", и, кроме всего прочего, это вернуло бы в Минский процесс жизнь и хоть какую-то динамику.
Вся проблема в том, что Надю рассматривают как товар для обмена с вычислением последующего профита, и тут уже не повесть Ж.-П.Сартра "Тошнота" надо перечитывать, а хочется "сжать топорище заране"; она - барышня, вы не забыли? Она должна жить.
СИЗО суть санаторий (я, конечно, фигурально), а этап даже для видавших виды - гарантированный конец, это вселенная антропоморфных животных. Можно себе представить, до какой степени теплым будет прием и со стороны администрации, и со стороны зэчек, озверевших от пенитенциарности и недолюбленности.
Бесспорно и то, что, учитывая специфику дела, зона, куда определят Надю, будет в таком отдалении от цивилизации, что ни один правозащитник туда не доедет, не говоря о журналюгах, а без общественного интереса Савченко сгинет.
Но всех участников переговорного процесса поразил кататонический ступор, и все они смахивают на взбалмошную героиню из сериала "Фрейзер", нагрянувшую на свидание со словами: "После нескольких часов раздумий и взвешивания последствий я остановилась на молчаливом амплуа".
Позавчера начался отсчет десяти окаянных дней, в течение которых она должна быть этапирована в колонию, а уже тогда эта история, по Г. Гейне, "запылает трагедийным огнем".
Экстрадиция, пока не ставшая традицией, обмен, который не должен превращаться в обман, - все, что угодно, лишь бы Надя не угодила в ад, где и более сильные люди пасуют при столкновении с химически чистым быдлом.
В СИЗО она была более-менее на виду, мы ее, хрупкую, но гордую, хотя бы спорадически наблюдали, а на этапе таких опций нет и быть не может. Там "вяло или невяло, но умерщвляют"; об этом еще Шаламов писал - о том, что там "из уравнения убирается человек".
Я уже писал о том, что расейские судьи считают себя существами сверхъестественными, на поверку являясь, как и большинство политиков зомби, алчущими в раболепном угаре выгоду.
Они оказывают медвежью услугу ВВП, полагая, что его облик каноничен, а его невмешательство почитают знаком одобрения.
А девушка - одна. Понимаете, ОДНА.
Такое одиночество, знаю по себе (при всей несоизмеримости масштабов), не просто страшное, но - ИСТОШНО страшное.
Подозрение, что мы находимся на пути в мир, где нет места сердечности, в мир абсурда и насилия, усиливается с каждым днем.
Нет никакой руки Провидения, и в аду не будет похолодания, а есть люди, забывшие слово "гуманизм", есть пленные, которых никто не хочет менять, и есть девушка Надя, я смотрю на ее фото в газете, она улыбается, и там же, на соседней странице чьи-то стихи:
"Пока ведется спор у входа в словари
Меж этими и теми,
Мой цветовой поток сияет изнутри
И освещает темень".
...Осталось восемь дней.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment