kushanashvili_o (kushanashvili_o) wrote,
kushanashvili_o
kushanashvili_o

ТопПоп.ру:Иванушки стали Иванами


До того, как связаться с TopPop.ru, за несколько минут до этого эпохального для меня момента, я надиктовал текст про «Иванушек International» и про их 228-летний юбилей для одного очень авторитетного издания. Я назвал заметку о них «Хорошие парни».

 

Хотел назвать «Славные парни» по одноименному фильму Мартина Скорсезе (Мартин Скорсезе — это не продюсер группы «ПМ»! Мартин Скорсезе — это кинорежиссер), но подумал: а в какую же номинацию объединить нас с Полупановым? Славные парни — мы, а они хорошие парни. И написал удивительную вещь про «Иванушек». Причем написал ее искренне и выспренно, потому что о своих друзьях я говорю всегда велеречиво, и моя болтология принимает отчетливо златоустовский характер.

Искренне, потому что я очень рад их пятнадцатилетнему юбилею. Я начинал с ними вместе, как обычно пишут биографы, желающие присосаться к чужой славе. Но я, правда, начинал с ними вместе, и не было ни намека на успех в моменты первых выступлений. И если избавить вас от необходимости восторгаться мной на расстоянии, как это делает подхалим В.П. (не Путин — Полупанов), я просто посвящу вас в идеологическую версию их успеха.

Прелесть этих не самых благообразных, не самых глянцевых, не самых румянощеких, скажем прямо, после 87 лет работы на эстрадном поприще, пацанов не в том, что их усиленно продюсируют. А в том, что они сами по себе таковые персонажи, которых не надо интенсивно продюсировать.

Прелесть в том, что Матвиенко 228 лет назад угадал с типажами. Одного из них нет в живых, и я бы не простил себе, если бы не сказал, что это был самый удивительный, ершистый маленький человек с огромным сердцем и талантом. Игорь Сорин. Его нет, но он же был на сцене «Крокус Сити Холла»! Я так полагаю, что эти разговоры мистического толка, которые любят вести настораживающие меня своей экзальтированностью религиозные люди, в данном случае весьма уместны. Я думаю, он был там, на сцене, с ними.

И я думаю, эта история, эта эволюция, которую проживают ребята, его удовлетворила. Хотя уходил он из группы при мне, совершенно недовольный тем, что его, человека, рожденного для исполинских задач, вписали в контекст группы, ублажающей рижских, самарских, саратовских девчонок.

Он думал, что это постыдное занятие — петь про куклу Машу, куклу Дашу. Оказалось, нет. Оказалось, что в стране, где разгул цинизма приобрел уже практически тотальный характер, быть парнем, пусть и с морщинками вокруг глаз, но, главное, с не старообразным, а юным сердцем и петь про «два бездонных океана глаз» и про то, что «не надо одной поздно возвращаться домой», петь про то, что вот твой парень на полотне большого голливудского боевика и зовут его Отарик — петь про все это, давая барышне из Пскова надежду, что не все парни пьют пиво с утра до вечера и не все парни поднимают руку у подъезда, когда хотят показаться половозрелыми. Это оказалось очень важным делом.

Я сейчас не буду прибегать к общему мнению, что теперь выросло новое поколение людей, которые тоже с большим удовольствием ходят на концерты «Иванушек». Я не буду прибегать к таким запрещенным приемам. Мне нравится другое: «Иванушки» стали теми самыми Иванами, от лица которых и про которых они пели. Теми, один из которых в разгар песни «Снегири» голосом Кирилла Андреева спел про то, что неправду он сказал тебе, этот ублюдок, сукин сын, будто на Земле больше нет любви.

Это оказалось очень важным делом, и поэтому я говорю вам всем: моя симпатия планетарного масштаба к «Иванушкам» — не из-за того, что они Отарушки, не потому что мы вместе, а потому что их пятнадцатилетний путь доказал: можно быть крепким артистом и просто хорошим парнем. Сложным, как я, но хорошим, как они. Можно все это в себе объединять. Но все это возможно только в том случае, если мы говорим про гений цементирующего их фермента. А этот фермент, как в FBI Music зовется Евгением Фридляндом, так у них зовется Игорем Матвиенко.

Еще одна главная тема — это победа наших волейболисток. Я видел фото в газете, а потом смотрел кадры хроники, запечатлевшие, как мужчины качают друг друга, пока девушки добывают там золото. Это типичная, классическая картина для России. Главные у нас девушки, но первыми к столу подбегут парни, которые будут говорить, что это благодаря их тренировочным методикам победили барышни, а не потому, что хорошо тренировались.

Волейболистки наши победили, потому что они наши девушки, а наши девушки все умеют на свете. И на колени должны перед ними встать их тренеры и ухажеры. Сказав про это, не могу не упомянуть девушку, на новый альбом которой прочитал рецензию. Потом послушал альбом и снова перечитал рецензию. Еще раз прочитал рецензию и вновь переслушал альбом.

То, что пишут и говорят о ней — никогда не совпадает. Как не совпало в случае с Татьяной Зыкиной, которой было назначено верховными силами сместить с пьедестала Земфиру. И как Петр Налич, который говорит, что попса гнилая, а сам с последним альбомом попал пальцем в небо. И вот эти два краха якобы суверенных русских музыкальных имен все-таки не отвратили меня от прослушивания Алины Орловой — девушки, живущей в Вильнюсе и представляемой как знамя независимой музыки.

Я, конечно, отчетливо понимаю, что очень нужно противопоставить группе «Ассорти» кого-нибудь, чтобы показать: «Вот это вот «Иванушки», гнилая попса, а вот это мы — нас приходят послушать четыре человека, зато мы гордые и независимые». Но большего говна, между нами говоря, я не слышал.

А теперь послушайте, что пишет глянцевый журнал об альбоме Алины Орловой. Я цитирую: «Dark ambient, пугливо выбирающийся на свет. Возвышенный мифологический попс в духе Кейт Буш. Девственный психофолк».

Я тут же вспомнил, про кого я пытался столь же заумно писать, чтобы привлечь внимание к персонажу, победы которому желал на отборочном туре «Евровидения». Я вспомнил про Сашу Панайотова.

Я подумал, что оказавшись в среде этих плохо пахнущих, между нами говоря, музыкальных обозревателей с грязью под ногтями, мешками под глазами и всем, что делает лицо старообразным, как у актрисы Кэрри Маллиган в фильме «Деньги не спят» при ее 18 годах, я, противопоставляя то, что написано об Алине Орловой, не могу просто сказать про Панайотова, что он самый недооцененный певец на Руси — нет. Это поп-эмбиент в квадрате, стоящий на свету и источающий свет. Это возвышенный мифологизированный (а не мифологический) не попс, а поп, в духе раннего Roxy Music.

Тут нужно что-нибудь прибавить про бас-гитару, про струнные, которые наполняют воздух дребезжанием разбитых в детстве надежд, и закончить эту х**ню вот чем: энергия музыкального интеллекта Панайотова делает неизбежным возвращение в те времена, когда талант пробивал себе дорогу сам!!! Понимайте это, как хотите. И после таких слов про Панайотова только попробуйте сказать, что я не лучший музыкальный критик в стране.

А если говорить серьезно: кроме этих красот, которые я могу выдавать на-гора каждые 15 секунд (по четыре деепричастных оборота в каждые две секунды), я, действительно, считаю Александра Панайотова самым недооцененным певцом не только в России, но, вы будете удивлены, и в Грузии.

http://www.toppop.ru/columns/ivanushki_stali_ivanami/
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment