kushanashvili_o (kushanashvili_o) wrote,
kushanashvili_o
kushanashvili_o

Синдром Шарли

Журналист Отар Кушанашвили о том, что стоит за карикатурами на крупнейшие трагедии человеческих судеб.

Встаю я до рассвета, задолго, в три пополуночи, у меня ежеутреннее радио, мне надо; третьего дня я поплёлся в ванную, выронил зубную щётку и заплакал. Вспомнил погибшую в авиакатастрофе Алису Мозгину. Именно её. Ей был годик.
Мне всех жаль, всех буквально, простите, что я не стальной, что меня извели эти похоронные крестики, но почему именно эта маленькая девочка (хотя были и другие) — это выше сил моих.
Ещё Черчилль писал, что любое обсуждение катастрофы всегда и априори гораздо более страстное, нежели компетентное, но если у тебя башка забита трухой, то имя тебе — ублюдок. При этом в трудовой бумазее ты можешь значиться хоть карикатуристом, хоть артистом, хоть онанистом.
— Мой канон — сарказм, — говорит герой моего любимого сериала и часто получает за этот сарказм по морде, ибо сарказм по временам так же уместен, как, например, исполнение нашими фанерными артистами военных песен 9 Мая. Но если «Чай вдвоем» были просто-напросто нелепы, когда пели пронзительнейшую песнь Высоцкого «Он не вернулся из боя», то французских карикатуристов хочется избить смертным боем и окунуть в чан с кипящей смолой.
У многих людишек есть глубинная потребность злорадствовать по поводу всего и вся. Нельзя, конечно, скорбеть по принуждению. Я переполнен состраданием, у кого-то его нет напрочь, все по-разному устроены, но теперь всё больше и больше людишек не хотят «приносить минимальную дань общечеловеческим приличиям».
Хотя бы сымитировать соболезнование.
Этот типаж описан у Достоевского: «Свету ли провалиться, или вот мне чаю не пить». Но если у эсхатологического гения Федора Михайловича чёрствый персонаж всё же стесняется этого своего «Весь свет сейчас же за копейку продам», то из Франции мне прямо говорят: пошёл ты, Отарик, со своими рыданиями на…
У меня был, кстати, знакомый карикатурист (тот ещё придурок), любил выпить и порассуждать об особой оптике художника, суть которой в том, что человеческие жертвоприношения — топливо для цивилизации. И всякий раз, когда он «давал натурального Байрона в чёрном плаще», мы его… ну как это… наказывали. Потому что люди не должны погибать.
Алиса Мозгина и все пассажиры А321 должны были жить, а карикатуры — это дерьмо не только от нехватки доброты, а еще от катастрофического отсутствия разумения, что за какой-то чертой порок окончательно сожрёт добродетель.
Прощай, Алиса.
Будь проклята ваша цивилизация.

http://lifenews.ru/news/168613
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment