kushanashvili_o (kushanashvili_o) wrote,
kushanashvili_o
kushanashvili_o

Собчак и Пикассо как гобелен

Отар Кушанашвили, отвечая на вопрос «Что такое постмодернизм», приходит к выводу — у современного общества по большей части всё плохо и со вкусом, и с образованием.

Раньше жизнь была конкретная, а теперь дискретная. Да если вдуматься, мы и сами только что не распадаемся на атомы, и швыряет нас из крайности в крайность, как целлофановый пакет в «Красоте по-американски». Дискретность проявляется ещё и в том, что мы не знаем ответов на самые простые вопросы.

Вчера на съёмке меня спросили, что такое постмодернизм, с чем его едят.

Лично для меня постмодернизм никогда не был тёмным лесом, ответ, что это такое, я вижу на поверхности; если уж на то пошло, в тупик меня ставят другие вещи — например, на кой в синхронное плавание допустили мужчин, но об этом другим разом. Постмодернизм вовсе не являет собой эстетику распада, что приписывается ему невежами, впадающими в сентиментальность только при криках «Россия, вперёд!». (Открою вам секрет; может, в общении с придурками пригодится: когда придурки будут делать умные лица, знайте: я в такие моменты всегда играю на понижение, и играю специально).

Постмодернизм — это не эстетика фрагментации, это не трагедия и не фарс, это трагифарс как альянс, это эстетика объединения мира в единый текст (не путать с «Единой Россией»), не драма, а мелодрама, не преимущество монтировки перед добрым словом, а добро, которое с кулаками. Сочетание квиетизма с жаждой «я мир перевернуть хочу — и от бессилия кричу». «Полковнику никто не пишет» и «Любэ» — это один текст огромной культуры, полифония, а не диспут. Равно как сериал «Теория большого взрыва» и претенциозная Татьяна Доронина — это одно полотно, а не комбинация несовместимых элементов.

Но вот тут начинается самое главное. У вас должно быть достаточно силы воли и вкуса, чтобы разделять эти вещи, материи и категории, чтобы знать, где заканчивается Максим Аверин и начинается Вагнер, где заканчивается Сорокин и начинается проникнутая решимостью отчаяния Гай Германика, где заканчивается Элтон Джон и начинается Ширвиндт. Вкус и сила воли.

Но люди зашоренные, боящиеся чужих мнений, им нужны ранжир, градация, стратисфакция; люди делают полочки и раскладывают: тут сериал «Родина», здесь архивный балет с Плисецкой. Они думают, что такая градация со знаком плюс характеризиует их «нравственную физиономию». Нет же, это лишь указывает на то, что у людей швах со вкусом и образованием. У кого хорошо — тот не боится. Ни дискретности, ни жить.

http://www.aif.ru/culture/opinion/sobchak_i_pikasso_kak_gobelen
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments