kushanashvili_o (kushanashvili_o) wrote,
kushanashvili_o
kushanashvili_o

Затонувшие корабли

Колумнист АиФ.ru Отар Кушанашвили на примере своего друга пытается понять, что же происходит с мужчинами около пятидесяти, когда они становятся «бывшими мужьями».

Мой товарищ Миша с достоинством носит раблезианскую толщину и больше не похож на неудачника, каким я нашёл его девять месяцев тому, когда его бросила жена. И я, доброхот несчастный, не смог отвратить крах его семьи, никто не смог, желающих был мильон; семья скапустилась, а я помню и день развода, и оцепеневшего Мишу.

Но всё это — оцепенение и слёзы — было потом, а до вердикта в черёмушкинском райсуде я и с его благоверной Эллиной пытался разговаривать. Нет, точнее будет сказать — тщился. Например, предложил разделить его увлечения, понять их, проникнуться ими. Она тогда посмотрела на меня, как на козла стоеросового, и ответила: «Я так нажираться не умею… Ты же предлагаешь мне пополнить ряды алкоголиков?».

Ничего такого я этой напыщенной дуре не предлагал, и никакой ни разу он не алкаш; горькую-то он запил как раз после того, как она настояла на том, чтобы он убрался. Но по тону, по глазам её тогдашним было очевидно, что спасать нечего. Под конец того разговора она назвала его тварью… Но ведь я гулял на свадьбе у них! И несколько раз листал семейный альбом, там фотографии — они славные, улыбчивые, смешные — просто сочатся любовью!

У нас у всех тогда не было ничего, форменная голь перекатная, но столько надежд, столько веры в хорошее, столько уверенности в избранных! И вот, кстати, про то, что он всё время в подпитии был и буянил. Совсем уж пьяным его ни я, ни кто ещё не видели вовсе, а чтоб агрессию проявлял — да ни боже мой!

Я спрашиваю его, в чём же главная причина того, что любовь не просто умерла, но обернулась неприязнью. Он почтительное время молчит, наконец вздыхает и тихо-тихо говорит, что не знает ответа, что очень долгое время ему казалось, что у неё депрессия, и из-за того, что ему так казалось, его одолевало чувство вины. Разговаривать, хотя бы разок поговорить не получалось, она орала, он срывался, он хлопал дверью, оба превратились в неврастеников. В конце концов, дело не в Мише ведь одном. Годы летят, а где та калитка, куда надобно сворачивать за успехом, за состоятельностью, никто не знает.

Миша хотя бы не выглядит, как рок-герой в процессе полураспада, а я знаком с дюжиной когда-то ладных парней, которые выглядят теперь даже хуже. Они, правда, старше нас с Мишей, по паспорту — на восемь – десять лет, но блёклостью, роднящей их, — лет на двадцать. Разрушить брак в сорок — это ещё туда-сюда, но в пятьдесят?! Тут надобно даже мужество известное.

Говорят, брошенные женщины хоть и страдают стократ сильнее, но они же стократ выносливее.

А брошенные мужики — это остров затонувших кораблей, наблюдаешь за останками — и перехватывает горло. Дети ближе к мамам, мамы ближе, всегда так было, они общаются, у них жизнь. У бывших мужей не жизнь, а дрянь, они спиваются, жалуются друг другу, совсем не похожие на тех, из альбома, где на свадебных фото широкие улыбки на смущённых лицах, и даже слышен смех.

http://www.aif.ru/society/opinion/1453917
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments