?

Log in

No account? Create an account

kushanashvili_o


Скоро ОТАРИК будет ВЕЗДЕ!


(no subject)
kushanashvili_o

ДВАДЦАТЬ ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ПОДГОТОВКИ К НОВОМУ СЕЗОНУ.
Вчера дал четыре интервью.
Эмансипированная мадам спрашивает: как добиться такого настроения, как у Вас?
Никак, ДЕТОЧКА, зряшная затея, оставьте, у вас у всех весьма эластичные представления о дисциплине, а уж о том, как дисциплину поженить с удовольствием, у вас нет представления вовсе.
Я отжимался, ответил на письма, читал КРУПИНА, ДОВЛАТОВА И Ф.ИСКАНДЕРА, начал писать ОБЗОР, где про себя накатал, что "проблема ОТАРИКА как мыслителя в непомерной широте воззрений"; смотрю "СТРАСТЬ" ДЕ ПАЛЬМЫ, готовлюсь ко встрече с абитуриентами, жду боя УСИК-ГАССИЕВ, еще раз отжимаюсь и дую минералку.
А после послушаю "ЧАЙФ", "НЕ СО МНОЙ":
"ПЕЛА ОНА ПЕСНИ,
ПЛОХИЕ ДА ФАЛЬШИВО,
В ГОЛОВЕ ЗВУЧАЛО: БЕЗ ТЕБЯ ПАРШИВО...".
Хорошо-то как!
Нет, ДЕТОЧКА, ОТАРИК ВЕЛИЧАЙШИЙ - это отдельно, это особь статья.
...и снова - отжиматься.


(no subject)
kushanashvili_o
Боль не перекодируешь в слова, но и любовь трудно, почти невозможно перекодировать; не знаю, пытался ли это делать КОСТЯ ПРОКОПЕНКО, которому сейчас очень больно, но у него есть Любовь, она на всю жизнь, она только Костю и спасает от боли; еще и Надежда... Пытался ли Костя, я не знаю, но я - да, ан, не получилось.
Боль эта пожирает тебя, она сильнее стократ, если сопряжена с предательством тех, с кем еще вчера был близок, и мой опыт подсказывает, что именно близкие люди, нанося тебе раны, получают ганнибалистическое упоение.
Я знаю Костю Прокопенко, по степени задушевности он располагается где-то между Матерью Терезой и мной, и, если Косте Прокопенко бы предложили выбрать между миллионом долларов и той самой простой жизнью, где ему было хорошо, потому что с ним рядом был СЫН, которому с Папкой тоже было хорошо, - Костя не обинуясь выбрал бы ту жизнь, простую, трудную, но счастливую, потому что он хотя бы иногда мог обнять сына.
Более, пуще всего, сильнее всего я сокрушаюсь по тому поводу, что не могу по-братски заключить Костю в объятия (все и так осведомлены на этот счет, я бОльший патриот Украины, чем иные украинцы, однако угодил в "черный список"; тоже вопиющая несправедливость, но другого рода).
Я говорил выше, что очень хорошо - даже на физическом уровне - понимаю, в каком аду сейчас живет Костя: я был в этом аду, я еле в нем выжил.
И мне тоже домихоцефал женского пола отказала - причем самочинно, плюя и на закон, и на законы человеческого общежития, - в праве видеться с моим бриллиантовым сыном.
В моей ситуации не чурались ничего - ни диффамации, ни прибегания к услугам ублюдочных уголовников.
Для меня лично это непостижимая метаморфоза - как человек, которого ты любил и который тоже заверял тебя в преданности, - как этот человек превращается в чудовище. И не совестится дитятю превратить в бронебойное орудие в бессмысленной, нещадной, античеловеческой сече.
Я не знаю бывшей супруги Кости Прокопенко, да мне и без надобности, зато мне хорошо, до слез и разрушающего душу отчаяния, знаком этот типаж девиц, лишающий - подло, за спиной, под покровом тайны и под флагом ложной заботы о ребенке - детей отца.
Мадам развелась с Костей в 14-ом, подделала документы с помощью чинодралов (это старые, как мир, приемчики) и вывезла ребенка в Германию, где строит новую жизнь, которая - говорю же, этот типаж мне знаком - разрешится тем, что и там она кого-нибудь бросит и вывезет детей куда-нибудь в Парагвай.
Когда вы имеете дело с таким отребьем, слово "совесть" теряет всякий смысл.
Про подлость я уже сказал, но они ведь еще и проворны, как полевые мыши, и вероломны, как нацисты: бывшая хотела завладеть квартирой на Подоле, за свидания с сыном вымогала деньги (таким образом, Костя видел своего малыша Рому осенью последний раз).
Наши истории похожи, и эти истории многих ломают через колено.
Но не Костю, он - боец.
У Кости Прокопенко отбирают сына, его уже умыкнули, то есть пытаются отобрать то, что для него есть смысл жизни, и вот с этим ощущением, что привычный мир трещит по швам, а из них вдобавок лез натуральный черт в личине бывшей жены, - с этим ощущением совладать, забороть его почти невозможно.
Но надо.
Для Кости ребенок - свет в окошке, для его пронырливой экс-благоверной - прикладная механика, способ устроиться в мире, наружно благополучном, но не бывает правильного мира, построенного на лжи (главная - в том, что Костя после развода якобы исчез, якобы ему наплевать на сыночка).
Ключевое слово этого момента, которым при помощи продажных чинуш заправляет экс-жена К.П., - предательство.
Постичь разумом такой кошмар невозможно. Или можно. Или нет. Или да. Или нет. Или да. Или нет. Или да. Обнимемся.
И помолимся за отца и сына.




https://www.obozrevatel.com/crime/vernu-syina-lyuboj-tsenoj-istoriya-kievlyanina-u-kotorogo-otobrali-rebenka.htm

#ВернитеРомувУкраину