June 21st, 2018

(no subject)

ЗАВТРА МНЕ 448, я смотрю на фото, где мы с братом.
РОМКИ моего нет, моих мамы и папы нет. Я думаю, вот сейчас, ночью, о том, что мне делать дальше. Наверное - ЖИТЬ.
Ради детей.
Ради ВАС.
P.S. На каждое письмо отвечу.

(no subject)

Я отличаюсь самоедством, это да, но я не боюсь старения; надо четко это обозначить.
Вы видели меня на съемках? ТИМБЕРЛЕЙК И ФУТБОЛИСТ СУАРЕС старше меня лет на семьдесят.
Я боюсь быть обузой для кого-то, вот что.
Но ЗАВТРА я буду сочетать легкость и приветливость.
Как и положено патологическому оптимисту.
Ребята (из ближних)! Я добрый, но если проявите неуважение...
Надо же, 448, а я все еще просыпаюсь с улыбкой.
Р.S. На все письма и поздравления начну отвечать в понедельник. На ВСЕ.
(Я прочитал почти все эпистолы. Вы меня раскусили: я здесь для того, чтобы Зло не победило).

(no subject)

Надо кое-что уточнить.
Я самым трепетным образом отношусь к чужому успеху.
Отсюда мой пиетет к самому Шнурову, тем же Малахову и Галкину, Нагиеву, Урганту, Соловьеву..
Цену они платят за этот успех пугающую.
Но будь, б...., последовательным; или ты Шон Пенн, или ходишь к Верникам на интервью. (Здесь я должен поставить смайлик?)
https://sobesednik.ru/shou-biznes/20180615-otar-kushanashvili-razvod-shnurova-kak-pohorony-lzhe-nonkonformista

(no subject)

Это про меня: "отличает сочетание патологического педантизма с бескрайним легкомыслием".
Мне в полночь 448, я гребанный паяц, вредоносный шут, совершил миллион ошибок, но сердце с утра проверил: оно по-прежнему золотое.

http://www.newlookmedia.ru/?p=55048

Развод Шнурова как похороны лже-нонконформиста

Соль не в том, сочувствую я Шнурову, расплевавшемуся с благоверной по имени, столь близком неуемному сердцу труднопроницаемой депутатши Поклонской (разумеется, экс-жена СШ на поверку такая же Матильда, как Маша Варум, моя закадычница, — Анжелика); я ему сочувствую, но не более, а даже менее, чем жителям моего Красногорска, живущим, и насилу, со скрипом, от зарплатки до зарплатки.

Суть в том, что его пример доказал: не только «настоящих буйных мало», а нонконформистов не осталось, а он всю дорогу именно что нонконформиста и изображал. Но эта альковная беда показала, что он такой же нонконформист, как я — Вуди Аллен.

Не давайте псевдононконформистам, пишущим о разрыве стишки почище Эдуарда Асадова, себя одурачить: они скучнее любого обывателя.

Кстати, про В. Аллена. В его «Колесе чудес» есть уморительная сценка, повествующая о пацане-дичке, больше всего на свете любившем все на свете поджигать и любоваться огнем. Закадровый голос во время подростково-пубертатного священнодействия чеканит: «Что он там видит, в этом пламени? Вечную силу Вселенной? Превращение массы в энергию? Фурий за работой?»

Из отношений Шнура и публики, превозносившей его, предсказуемо улетучился постмодернизм, и он оказался в шаге от того, чтобы посты снабжать цитатами из условного Борхеса.

Был дьявол-искуситель, которому море по колено, — но дьявол весь вышел, остался простой парень, не чуждый жантильности, просто парень, нуждающийся в сочувствии до неприличного жеманства.

Развязка все равно видна за километр. Шнур будет продолжать писать матерные песни, мешать высокое и низкое, будет посвящать почитателей, тороватых на лайки, в перипетии обретения себя наново... Он-то знает, как отрабатывать тему до конечного конца.

Но в соседнем зале уже собрался аншлаг на какую-нибудь Монеточку, неумело выпевающую: «Я такая пост-пост, я такая мета-мета». И условной Монеточке демонстративно безразличны и Матильда, и депутатша П., и, главное, самый Шнур с изобретенным им способом «с горькой нетрезвостью объяснять высокую катастрофичность своей судьбы». Может статься, она вообще не знает, кто это такой.

Диалектика: шпана стирает с лица земли квазинонконформиста, который начинался как брутальный пофигист, а теперь пишет: «Муз бывало, и немало». Успокойся уже, селадон, будут еще, они такие же, как ты: «...живы для наживы».

https://sobesednik.ru/shou-biznes/20180615-otar-kushanashvili-razvod-shnurova-kak-pohorony-lzhe-nonkonformista

ДУШЕВНАЯ ИСТОРИЯ

Когда я наблюдал Тельмана Исмаилова в окружении толпы, я всегда вспоминал строки из Льва Толстого: «Мной одолевает неодолимый импульс пасть на колени благоговения прямо здесь».

Его считали – и считают посегодня – самодовольным богатеем, а его сыновей – беспутными нарциссами.

Но наши точки зрения по этому вопросу с А. Н. Малаховым (о съемках у него и пойдет речь) совпали, оказались сходными, тождественными: это очень примитивный взгляд на это, без сомнения, одиозное семейство.

Малахов еще более чужд дидактичности, нежели я, и он решился в конце съемок поведать миру историю, раскрывающую Тельмана Исмаилова как человека душевнейшего.

Такие истории есть и у меня, историй много, все они дивные, ни разу не рифмуются с тем, что о главе оного клана судачат в СМИ, но мне ведь надо дозировать свою пристрастность.

Да, и отец, и сыновья, и вся эта фамилия не чужда позиции «и себя чуть-чуть выпятить», но, во-первых, не это в них главное, во-вторых, кто из вас, из нас не чурается самовыпячивания (с поправкой на масштаб, разумеется)?

Я много общался с детьми Исмаилова, особенно как раз с Сарханом, – и никакой пресловутой «испорченности» в них не заметил; при том, что цену они себе знали и спорадически об этой высоченной цене напоминали миру через разные фортели.

Но вот в студии сидит Екатерина Романова, она народила от Сархана и Сархану мальчика и девочку; они тут же, за кулисами, их позовут в самом конце, мальчик болеет за «Спартак», девочка, заступаясь за маму, едва не набросится на одного из экспертов (советовавшую бухнуться в ножки свекру Тельману).

Екатерина, не повышая голоса (как принято на ток-шоу), рассказала, как они были счастливы с Сарханом, какая у них была роскошная, главное, счастливая жизнь.

А потом все вдруг оборвалось, прекратилось, закончилось.

Как только у старшего Исмаилова начались проблемы, проблемы начались и в семье, что печально, но, увы, неизбежно.

Катерина ни разу не жантильна (жеманна), это делает ей честь, но вот из зала говорят, ужели вы, танцовщица (она работала в кордебалете), не понимали, еще в самом эмбрионе, в самой экспозиции отношений с Сарханом, сыном тогда еще одного из самых богатых, следственно, самых могущественных людей страны, – ужели она не разумела, что это в чистом виде адюльтер? Что она ему не ровня? Что ее никогда не примет Семья?

Романова сразу теряется и продолжает говорить про неземную любовь.

Она растеряна, но самообладания не теряет, и когда предельно тактичный Малахов предлагает ей решиться на программное заявление-обращение, она вежливо отклоняет ангажемент и говорит, что она просто беспокоится за детей, у которых ничего, кроме нищей жизни, нет.

Драма Тельмана Исмаилова, превратившаяся в мильон локальных, но очень болезнотворных драм в том, что он-то про себя думал, что ведет охранительный образ жизни, что он вполне себе благонамеренный.

Он неизменно помогал всем, среди тех, кому он помогал, были сотни и тысячи таких, как Романова, и я отчетливо помню, что, когда он помогал, лицо его выражало несказанное довольство.

Но в курсе ли он вообще, кто такая Катя Романова и что у него есть внуки от нее?

Я не был бы так уверен в этом.

Но даже если знает, даже если ему жалко похожую на грустную камену, изиду Катю, а особенно жалко детей, я легко могу вообразить картину, где Исмаиловы, разыскиваемые ныне по всему мириу, сидят в семейном кругу, и старший вздыхает: «Кто бы нам помог».

http://www.newlookmedia.ru/?p=55048

(no subject)

ОТАРИК пропустил этот период - томик Пруста и болтовня про суицид.
Меня так любили родители, что я тоже любил все и всех.
Мне кажется, я еще в эмбрионе был удалым шутом.
Через несколько часов мне стукнет 448, богатым я не стал и не буду, не дано, но я так люблю жить, что все остальное - трын-трава.
Мой инструментарий - ум и улыбка - работает!
Я слушаю Трэйси Чэпмэн и не имею никаких претензий.
Я - тот самый чабан, что приехал в Москву в 92-ом.
С МОИМ НАСТУПАЮЩИМ ВАС!