December 22nd, 2017

(no subject)

В преддверии (или, как встарь говаривали, и говаривали много красивше, В ПРЕДВИДЕНИИ) интервью трепетно почитаемой ТАТЬЯНЕ УСТИНОВОЙ (дорос!) - несколько важнейших заявлений.
27-го я заканчиваю эту бешеную гонку (но, правда, 29-го возобновляю; есть подозрение, что с нескрываемым наслажданием: книги, диски, музыка, кино... цепенею от восторга от одной мысли).
Я только что прочел, что судьба - внутренняя структурная закономерность - коррекции не поддается.
Гиль, чушь, околесица: взгляните на меня, меня, которого некоторое время назад записали в хронические неудачники, а я как взял да как вдарил!!!
Я - из сильнейших, и я верю в работу и в дисциплину, и все эрнсты мира этого не изменят.
Как сказал Клод Лелуш: "В Спилберге мне больше всего нравится Годар", а в ОТАРЕ мне больше всего нравится ОТАР.

(no subject)

"Я с детства был отравлен поэзией. Она взрастила во мне нереалистичные ожидания".
Это не мои слова, а потусторонней куколки ЕВЫ ГРИН, но я могу под ними подписаться.
МОЩНЕЙШУЮ БЕСЕДУ МЫ ЗАПИСАЛИ С ПИСАТЕЛЕМ ТАТЬЯНОЙ УСТИНОВОЙ.
(Фото сделаны сразу после съемок, когда я разрешил себе отдохнуть целых СЕМНАДЦАТЬ минут в ресторане "САТРАПЕЗО").
Разговор был о драмах, травмах, ложном геройстве, историях про попытки взлететь, о "ЕСТЕСТВЕННОМ ОТБОРЕ", об утратах с бесконечным болезнотворным резонансом, о воле жить.
ЖИТЬ!
ЖИТЬ!
ЖИТЬ!
С НАСТУПАЮЩИМ!