June 5th, 2017

(no subject)

ШЕДЕВРИКИ, ДАМЫ И ГОСПОДА, ЭТУАЛИ И ЖЕРТВЫ ДЕВИАЦИЙ!
Ирония - вот мой канон, но и в шедевриках, и в ШЕДЕВРИЩЕ про АНДРЕЯ ГУБИНА, который будет опубликован сегодня же, есть не только ирония, но и жалость в ее самом высоком изводе.
Извольте.
БЫВШИЙ МУЖ АЛЛЕГРОВОЙ ПОПАЛ В БОЛЬНИЦУ. ДОЛЖНА ЛИ ОНА ЕМУ ПОМОГАТЬ?
ВНУЧКА ГОРБАЧЕВА И ХАКЕРЫ.
Для "СОБЕСЕДНИКА" закончил шедевр про БАСТУ, ДЕЛЬФИНА И НАЙКА БОРЗОВА.
Предаваясь удовольствию чтения, помните: 22-го июня мне 447, и я, сами видите, не знаю удержу.


АЛЛЕГРОВА-КАПУСТА.
Пронзительный поэт Борис Чичибабин, чьим каноном была гордость, иногда граничащая с гордыней, написал: "И никто нам не поможет, и не надо помогать", но Игорь Капуста, конечно, не такой гордый (и гордыни в нем ноль), ему нужна, до зарезу потребна помощь.
Правила общежития, правила моральной гигиены предполагают помощь Аллегровой бывшему мужу, но как заставишь этуаль помочь, правила правилами, но вспоможение, сердечное участие - дело добровольное.
Если учесть, что ИА аттестовала Капусту как сосульку и фитюльку, вряд ли будет неуместным предположить, что ей начхать.
Я писал уже о том, что не только Капуста, но всяк отсидевший до края дней обречен  жить раздавленным бесприютной печалью.
Как писал и о том, что Аллегров стерла это имя из памяти, не открывая, чем же и как же он так умудрился ей насолить.
У них была прекрасная эпоха, но эпохи кончаются, и тогда выясняется, что каждый - сам по себе, сам за себя.

ВНУЧКА ГОРБАЧЕВА.
Кругом полно людишек, отягощенных сумеречным состоянием, разбирать их флуктуации-девиации мне, пребывающему в ином состоянии - хронического стресса, недосуг. Я и Горбачевым-то отродясь не интересовался, не говоря уже о евойной внучке.
А хакеры, о которых так высоко отозвался Самый Вежливый Президент (я хохотал полдня), представляются мне людьми до невозможности юмористическими.
Это ж надо специальным человеком быть - тратить себя на такую х..., да за пять молдавских лей.
Впрочем, преимущественно все, что начинается на букву "Х" - все как минимум смешно.
Всем, кроме Трампа и внучки Горбачева, как всем становится не смешно, когда произносишь имя ее могучего дедушки, сотворившего со страной то же, что хакеры с ней, только в эпическом масштабе.

(no subject)

Иногда в моих писаниях много порохового грозного привкуса вселенской катастрофы, где чуть ли не каждая фраза - скользкая банановая кожура.
ГУБИНСКИЕ песни я обожал, они полны неги, светлой грусти и не отвержены гармонией.
Жаль, если ОН потеряется, если огонь погаснет, "места нет в небесах нам с тобою", но ведь на Земле место можно отыскать.

http://prozvezd.info/kushanashvili/05-06-2017-otar-kushanashvili-u-gubina-ne-litso-bolit-u-nego-gore-ot-uma-v-nem-ponameshany-nartsissizm-i-samobichevanie

«У Губина не «лицо болит», у него горе от ума, в нем понамешаны нарциссизм и самобичевание»

Многие, среди которых много и очень достойных, например, Боря Корчевников, люди убеждены, что Андрей Губин не просто увлекся саморазрушением (я, конечно, на съемках выпендрился, употребив термин «самоаннигиляция»), но и в самом деле искусился получать от своего — какое бы слово подобрать — декадентства удовольствие.
И ведь Корчевникова не упрекнешь в тяге к реконструкции, он и с бывшим князем нитроглицерина был участлив, пытлив, но дружелюбен, хотя откровенно не понимал, отчего Губин с таким удовольствием расписывает «унылые пределы бескрылой жизни», куда сам себя поместил, будучи человеком, чье эго размером с Годзиллу.
Пока я не стал делиться подозрениями насчет тотального разлада с собой и с миром, в котором пребывает Губин, я обязан произнесть важные слова, как я обожаю его песни, в которых, может, и нет виртуозной просодии, но есть красота в дистиллированном смысле.
Я застал, я помню баснословное время, когда АГ только что не буквально хватал с неба звезды.
В студии же «Прямого эфира» на канале Россия 1 он предстал мятущимся, не чуждым морализаторства, огрызающимся и сейчас, тут же, через секунду извиняющимся, на вопрос о нормальности срезающим визави неожиданным спичем: «А что такое «нормальность»? Само понятие нормы давно упразднено». Его, теперешнего, отличает «самая раздражительная чувствительность», как писал об одном своем приятеле А.С. Пушкин.
Вы, когда программа выйдет в эфир, дождитесь моей речи; в ней я прямым текстом указал, что даже в означенные благословенные времена Губин имел о такте ровно такое же представление, как я о синтезаторном пуантилизме.
Ну а что такого-то?
Как эстрадный деятель, публику он завсегда ублажал, публика в своих ожиданиях, связанных с ним, не обманывалась, но, сколько помню, его всегда страшно раздражало, когда его спрашивали о совпадении Губина поющего с гражданином Губиным, и ему до сих пор претит понятие «имидж».
Он злился тогда, он ярится сейчас, я не эскулап, но не детерменизм ли это, не уготовил ли сам себе свой нынешний жребий Губин своим избыточно непростым нравом?
Одареннейший мелодист, слишком часто выставляющий себя этуалью.
Вам сейчас трудно вообразить масштаб когдатошнего губинского триумфа, а я был очевидцем и положительно удостоверяю, что триумф оный измерялся стадионами, причем ежедневными.
Теперь он говорит, что у него болит лицо, Корчевников в очередной раз вопрошает, но петь-то Вы можете, песни продолжаете слагать.
Губин: песен отменных полно, но петь пока не могу, лицо болит, может быть, потом.
Ему не нравятся вкус и запах реальности, он считает, что люди «все как один посходили с ума», «все как будто дефективные», и эффективности контактов с социумом это никак не споспешествует.
«Чем продолжительней молчанье, тем удивительнее речь» — это сказано явно не про Губина.
Хотя… встреча началась с того, что Губин заявил, что на него покушались.
Вам покажут страшные кадры с разбитым авто, и эти кадры будет комментировать Губин, и комментировать так, что вы поймете, почему «мизантропия — его канон» и почему в самой студии непотопляемый деятель Андрей Разин всю дорогу повторял: «Парень явно тронулся умом».
Разину Губин показался — и, возможно, покажется вам — фриком, живущим в башне из слоновой кости, в котором странным образом уживаются чувство прекрасного с чувством абсурдного.
Он смотрит на экран в студии, где исподлобья говорит о покушении, и взрывается: «Я этого не говорил!».
Все это было похоже на лечение простуды пробежками на морозе — то, что покажут на Россия 1.
А покажут там парня, наглядную иллюстрацию того, как в русском характере уютно сожительствую Бог и черт (да и, честно сказать, в грузинском характере тоже).
Губин понимает, что мир создан для людей, на которых нет печати проклятия никогда не прекращающегося самоедства (а это у него с самого детства), но ничего с собой поделать не может.
У этого парня не «лицо болит», у него горе от ума, в нем понамешаны нарциссизм и самобичевание, доброта и колючесть, норма и девиации, и Корчевников, раскусивший его в самой экспозиции, пожелал ему Любви, о которой Губин так проникновенно умел петь когда-то.

http://prozvezd.info/kushanashvili/05-06-2017-otar-kushanashvili-u-gubina-ne-litso-bolit-u-nego-gore-ot-uma-v-nem-ponameshany-nartsissizm-i-samobichevanie

(no subject)

Вы же не можете не понимать ,что только со мной вы узнаете, что такое пиетизм, квиетизм и лютеранство, почему надо читать Гандлевского и зачем смотреть "ПРИЛИВ"?
Почитайте шедевр, а потом выпейте - для блаженного расфокуса.

http://www.newlookmedia.ru/?p=53362

Прозрачные люди

Дельфин (Андрей Лысиков) никогда не споет, не пробубнит, не прошепчет, не прошипит:

“Сжать топорище заранее,

Левую руку – к ножу,

Я на такие свиданья

С по’лой поло’й не хожу”;

он из другого теста, у него другие мозги, другая моторика.

Найк Борзов тоже не сможет, у него психика пластичная.

В альбоме Дельфина “Она”, который, я считаю, недооценили, если вообще слушали, главное – не многофигурные композиции, а сантименты и ритмический каркас.

У Борзова другой инструментарий, никаких гвоздей с молотком; почти интимная интонация, заключенная в сюрреалистическую оболочку; он не считает необходимым регистрировать диаграмму душевного состояния оглашенно, через ор и горячую лексику.

Положительно удостоверяю: мельтеши эти двое на Первом канале, они бы тоже, как Баста, собрали бы полный “Олимпийский”,

Как сказала в Госдуме несмешным людям смешная девочка Саша Спилберг: “Я прозрачна с 13 лет”.

А Баста для меня был прозрачен и до “Голоса”, я всегда про таких парней все понимаю с первых звуков.

Музыкальная индустрия наша настолько убога, что не только Василий Вакуленко, а даже, если затяну завтра абсолютную фигню, про меня тоже напишут (а не напишут – проплачу): “…ворвался в мир пластиковых звезд, принеся с собой вкус и запах реальности”; вот насколько все плохо.

У Дельфина “жизнь уходит в слова”, Борзов не любит хипстеров и не принимает религию, считая и ее, как и тиви, наркотиком, Баста играет словами все более небрежно и наверняка до невозможности набожный.

Начав с коллизии “трусохвостики против амбалов в подворотнях с “дай закурить”, он явил себя на Первом и спел “Выпускной” (“Медлячок”), обнаружив сиротский тембр и отсутствие “печати проклятия внутренней сдержанности”. То есть из сермяжного “кучера первой гильдии” он сделался, почитай, этуалью.

Одна песня «Чудо” (из названного альбома) Дельфина перевешивает и концерт ВВ в ангаре, и шоу “ГОЛОС”.

Куда ни Дельфин, ни Борзов ни в жисть бы не просочились, рожами не вышли, слишком герметичные, слишком интересуются музыкой, ишь, какие затейливые, не приемлют диспозиции “и вашим, и нашим”, в моей стране, чтобы собрать “Олимпийский”, выпендриваться не надо, надо быть гуттаперчевым, а это умеет один Баста, правда, что подтверждает теорию о его гибкости, называет это “талантом стилизации”.

То не Баста собрал “Олимпийский”, но товарищ Эрнст К.Л., наш главный – когда надо – рэпер.

http://www.newlookmedia.ru/?p=53362