April 27th, 2016

(no subject)

РОССИЯ 1. БОРИС КОРЧЕВНИКОВ. ВЧЕРА. ТРИУМФ. ЕЩЕ РАЗ ТРИУМФ. И ЕЩЕ РАЗ.
Как сказал бы ИСЛАМ КОБ, автор главного на сегодня хита лаосской эстрады "ЭТО НЕ ЖАРА, А ВЛАЖНОСТЬ", "глаза б выколоть продюсерам, коли не видят очевидного".
Но я о другом.
Сейчас даже у атмосферы другой состав - даже звук распространяется иначе.
Чтобы тебя услышали и, больше того, прониклись к тебе симпатией, уже мало излагать свои куцые мыслишки в логическом порядке, надо сериал "Прослушка" смешать с фанком Марка Ронсона, вклеить Овечкина Сашу, кутаисские рассветы, пропеть "Позвони мне, позвони", осадить ханжей, вспомнить раннего Михалкова, забыть про силы на ущербе, обложить матом сенаторов и уволившую меня А.М., и тэ дэ и тэ пэ, - не скатываясь при этом в унылое бормотание.
Ну и кто это умеет, догадайтесь?!
(Слушаю "АГАТУ К." во время утренней пробежки и смеюсь).
Об эфире упрежу.

(no subject)

Вообще-то, ДМИТРИЙ ГОРДОН мой добрый товарищ, он известнейший деятель в Украине. Но даже если Он не публикует мое грандиозное письмо, значит, неспроста душа моя ноет не то чтобы в предчувствии недоброго, а из растерянности: на кого положиться-то?
А за САВИКА ШУСТЕРА не переживайте, простодушные мои, он богат, как ваш ЧУБАЙС, поехать хоть сейчас на острова может и без удержу жуировать. Хихикая над вами, надо мной, безработным лучшим журналистом в мире.
И я это хихиканье пойму.
А письмо и впрямь - ГРАНДИОЗНОЕ, как название одной из улиц в Киеве - СЕРДОБОЛЬСКАЯ.

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ДМИТРИЮ И. ГОРДОНУ, публицисту, фертильному деятелю, товарищу, автору идиомы "АД ПРИХОДИТ В ГОРОД ЖАБ".
Дорогой мой ДМИТРИЙ ИЛЬИЧ, меня заждались и Вы, и на Радио ВЕСТИ УКРАИНА, и все население города Каменец-Подольский, знающее, что я единственный, кто способен заставить публику плакать и смеяться, а скотоподобную - унять свой пыл.
Наша коллега ЮЛИЯ ЛИТВИНЕНКО, которую я отучил любить трансгендера Митю Фомина после того, как он заявил, что "Крым - это Россия", сетует, что пока, тратя на это все силы и все время, не может уговорить власти пустить меня в МОЮ любимую Украину.
Вот как раз означенные скотоподобные лишили меня работы в Москве, а теперь злорадствуют на тему, когда иссякнет мой стоицизм, который, конечно, самый стоический из всех стоицизмов, но без денег и без перспектив, Дмитрий Ильич, подпитывать сердечный жар без конца не способен даже ГОРДОНович ОТАР.
Дмитрий Ильич, уж Вам-то известно, что я всегда считал сложную метафизику плохой наукой, я поборник и апологет простых эмоций, я "начинаю с земли поход на небо".
Уравнение элементарное: "ОТАР обожает УКРАИНУ - УКРАИНА ВЗАИМНА", и, конечно, не отстает огромный соблазн, имея в виду людей, пытающихся меня изобидеть запретом на въезд в любимую страну, процитировать любимый гангстерский сериал: "Если люди настолько... недалеки (в сериале использовано другое слово - О.К.), чтобы третировать друга, друг не должен слишком хорошо об этих людях думать" - но цитировать не очень хочется, не инженю я все-таки, а боготворимый в Ужгороде исполин.
Как могло случиться, что меня, друга, занесли в чертов "стоп-лист"? Как может быть такое, чтоб и Вы, и десятки самых знатных людей, знающих, что это форменный абсурд, меня из этого "списка прокаженных" не вытащили?
Извините, другой состав атмосферы тут ни при чем. Надо звучно заявить, что я друг неизменный, из первейших, - и Вы, ДИГ, со своим-то весом можете это сделать. Мой сорвавшийся приезд в Украину - это не эскапизм, не дауншифтинг, это - благодарный отзыв на приглашение хороших людей, знающих, что я - лучший в профессии и что я свой. Это новый вызов, это новый способ распространения моих псевдолибертарианских идей, главная из которых - мир, мир, мир, любовь и жизнь.
Это - РАБОТА.
Я не какой-нибудь изверг рода христианского, я твой товарищ и друг Ю. ЛИТВИНЕНКО, я горой стоял за САВЧЕНКО И СЕНЦОВА, я болею за украинский футбол и мне отчаянно не хватает КУЗЬМЫ.
Я хочу в Киев, где скучают по моей а-ля прустовской витиеватости, хочу на радио ВЕСТИ УКРАИНА провозгласить эру милосердия, хочу научить младых и на мове тоже конструировать такие предложения, дышащие жизнелюбием, чтоб даже депутаты Рады не рады были бы даже и одному моему выходному.
Дмитрий Ильич, сделайте что-нибудь.
КЛАНЯЮСЬ.
ОТАР УКРАИНОВИЧ КУШАНАШВИЛИ-СКРЯБИН.