April 26th, 2016

(no subject)

Ни хохота скотоподобной публики, ни песен группы НI-FI, ни ставящих мне подножки, ни апологетов дерьма, ни слов вроде "чуйка" и "дауншифтинг", ни сложной метафизики, ни отсутствия денег на спа-салон, ни отсутствия в нужный момент помощи со стороны Тины Канделаки - ни хрена я не боюсь.
Я боюсь только за родных и близких, и еще меня парализует страх утратить жадность до жизни.
Вот два неоконченных шедевра (не успеваю), свидетельствующих, что в этом походе выживу я один.

ВАЛЕРИЯ:
Она не кажется, она есть живой образец чуда физической гармонии, ходячая формула неистощимого тонуса, подруга гуляющего по берегу ветерка, в профиль блоковская незнакомка с личиком, обещающим, что никогда не поздно для сейчас, девушка из мерцающего пейзажа, увиденная через дождливое окно.
Она ошибочно похожа на девушку, высшую добродетель видящую в пассивном созерцании: она бывает энергичнее и запальчивее меня, а это не удалось ни сомалийским пиратам, ни даже ТАКЕ ТНАТ.
Банальность из банальностей, конечно, но все же: все болтают о "чистом веществе искусства", а профессией владеют единицы.
Я имею в виду ремесло: техническую оснащенность вкупе с угадываемой внутренной силой.
Она бывает серьезной, как сердечный приступ, игривой, как отпускница на дискотеке, но мне она нравится меланхоличной, как Тони Брэкстон периода расцвета, как саундтрек к "Охотнику на оленей".
Я даже не про "Самолет" сейчас.

Я обладаю не достаточным иммунитетом к зоологии вроде "Дома"-2, я обладаю пуленепробиваемым иммунитетом против любой мерзости.
От перла вроде "Я НИКОМУ В ЖИЗНИ НИЧЕГО ПЛОХОГО НЕ ДУМАЛА", вылетевшего из уст одной из шалавистых синьорин-гризеток, у меня не начинается тахикардия и не темнеет в глазах, и не впадаю я в антиистому при одной мысли о том, что вот включу тиви, а там битюг с квадратной рожей сморозит такое: "Я вот такой человек - я как СТЕНКА ОБ ГОРОХ".
И эта заметка вовсе не урок русского языка; уродов учить поздно, профукали мы уродцев.
Более того, сначала я насилу выдерживал циничные рассуждения продюсеров, смысл которых в том, что фразы вроде "Я тебя сейчас сделаю пингом-пингом, и ты отсюда пингом-понгом улетишь!" - "это же язык улиц, чувак, его нельзя причесывать, на то он язык живой, неканцелярский, а кто на этот язык наступает, тот редиска, нехороший человек, обскурант, мракобес".
Ныне при такой болтовне я спокоен.

(no subject)

Это я, автор хита "ЭТО НЕ ЖАРА, А ВЛАЖНОСТЬ", враг скотоподобной публики, стилист МИТИ ФОМИНА, неудавшийся гангстер, изобретатель метафизики, наивный Гений.
Вкусите шедевриков.
НЕПОМНЯЩИЙ.
СЛАВА.
РОМА ЖУКОВ.

prozvezd.info


НЕПОМНЯЩИЙ.
Я утверждаю, что Олег Наумович, с которым я знаком целую вечность, - выдающийся менеджер: я видел его в работе, я видел его хохочущим и плачущим; только доподлинному менеджеру дано так безостаточно растворяться в артисте. Однажды, когда мы, два ворчуна, сетовали на падение вкуса и нравов, я, памятуя о том, как маэстро любит рассуждать о публике славной и скотоподобной, спросил его, как он, собственно, отличает, так сказать, сепарирует одну от другой. Он посмотрел на меня разочарованно: "Те, кто не ходят на концерты моих, те и подобны скоту". (Благодарение небесам, как раз накануне я был на концерте Филиппа).
Будучи таким вот патриотом и менеджером хай-фай класса, ОН обязан был быть шустрилой, жуликом, превращать воду в вино и наоборот, обращать какашки в изумруд, объявлять газават ООН, знать всех мэров-пэров, давать музыкантам леща, мухлевать с дензнаками и таскать гамбургеры Алле, Филиппу, В. Преснякову.
По лицу видно: рожден для этого.

СЛАВА.
Со Славой я летал в Эмираты, мы дурачились так, что от нас шарахались и напыщенные индюки, и малодушные пигмеи, и выпили столько виски, сколько Милявской за всю жизнь не выпить.
Слава - добрая, светлая барышня.
Что до нынешнего положения артистов, которое можно назвать бамбуковым, но точнее - плачевным, я всегда говорил, что искусство быть артистом - это искусство вранья. Все время врать, что ты востребованный, перманентно изображать идиллическую харю при мерзотной погоде, - я б с ума сошел.
Но что взять с инфузорий туфелек с их "плотным рабочим графиком" и бесконечными турне по двум пустым гей-клубам?
Запомните: концерты и гастроли есть только у одного человека. Не-а, не у Киркорова. У меня.

Р. ЖУКОВ.
Нам всем приходилось выживать и, судя по тому, что происходит с подачи вельможных охламонов, и мне (я мыл полы на вокзале, работал сторожем и официантом), и Роме благоприобретенные навыки еще могут пригодиться, вполне.
Оно, конечно, Рома не Брайан Ферри, может, даже не знает значение слова "метафизика", так оно ему и ни к чему, он хороший парень. И я никогда не забуду, как после трагической гибели его дочери я пришел к нему в гримерку, обнял, и мы без слов плакали, раздавленные большой бедой, случившейся, как всякая беда, по вине ублюдков.
...Главное - что он не наркотиками торговал.

(no subject)

Когда серость банальна, нет ничего оригинальнее Таланта.
Скотоподобная публика, конечно, ни бельмеса не поймет, чего хохотал мой тифлисский товарищ, но не хватало мне еще равняться на скотоподобных.
Я пишу для тех, кто слышит в моих писания биение сфер, ценит искусство локального, помогающего мне в апологетике искренности.
Считаю, этюд против ханжества удался.
Посвящается РОМАНУ МАЗУРОВУ.

http://prozvezd.info/zhizn/25-04-2016-otar-kushanashvili-sataninskij-hohot-i-nishhie-futbolisty

Сатанинский хохот и нищие футболисты

Мне позвонил закадычник из Тбилиси, про которого вы должны знать, что, если вы меня полагаете вредоносным фигляром, это вы еще его не знаете. Позвонил и спрашивает: правда ли, что Его Сиятельство Сергей «Боссович» Овчинников, один из тренеров сб. России, назвал молодого парня (по грузинским меркам — тинейджера) Акинфеева ИКОНОЙ и всех призвал разделить такое к Игорю отношение?
Я не обинуясь ответил, что — да, правда, именно так.
Второй вопрос после, скажем так, гривуазного комментария был такой: а правда ли, что СО там же, в этом нечеловеческом интервью, изрек: мы, футболисты, когда выходим играть, о деньгах не думаем?
И это правда, сказал я, потому что отчетливо помню, как я читал это интервью, и вспоминал слова небезызвестного адвоката, моего товарища А. Добровинского: «Я мог бы ущипнуть себя, но жест показался мне слишком литературным».
Я ласкал себя надеждой, что интервью это никто не вспомнит, но сатанинский хохот корефана развеял мою иллюзию.
Как сказал модный писатель, «у нас вообще в широком смысле проблемы с тишиной», говорение ради говорения, смена функции языка.
Если Акинфеев — икона, то Лев Яшин — кто, и если так восторженно о совсем молодом парне говорит уважаемый человек, которому подходит строчка из Гейне «много в нем было линейного, нрава он был не лилейного», то как тогда славословят бедолагу более поэтичные натуры?
Как ритм потеснил мелодию, так сверхважное отношение к себе выживает самоиронию. Мало сказать «одаренный», надо тут же присобачить модификатор типа «исключительно».
А тут тебе целая икона, идол, божок.
Я с уважением и симпатией отношусь и к Сергею, и к Игорю, все-таки моя команда, наша команда, но, как сказал бы Вуди Аллен: «Если я сегодня звезда, то кем я буду завтра? Черной дырой?».
Далее. Про деньги.
Мне близка идея, что для нищего невозможно отречение. Говорить о том, что меня не интересуют деньги, может только человек, который их имеет. Когда это говорит или Овчинников, или мой товарищ Арсен Минасов, совсем недавно заверявший почтенную публику словами, что для Романа Широкова деньги — десять раз «тьфу» и растереть, — это ложное отречение.
Пусть Овчинников эти слова повторит в присутствии футболиста Рыкова, защитника «Мордовии», и Ташуева, тренера «Кубани» (первому не платят зарплату полгода, второму — чуть больше).
Ну, или в моем. Я воспроизведу хохот моего тбилисского друга.

http://prozvezd.info/zhizn/25-04-2016-otar-kushanashvili-sataninskij-hohot-i-nishhie-futbolisty