April 4th, 2016

(no subject)

Я ушел было, по завету Р. БИЛЫКА ("ЗВЕРИ"), "красиво", но потом мне зачитали формулировку, заготовленную редакцией спортивного радио. Точно вам говорю: УБЛЮДКИ, УБЛЮДКИ, УБЛЮДКИ. Какой урок? Мне не до уроков и не до урюков, у меня дел до хуя. Так все кипит, что в деликатное место недосуг.
А за эфир, что я слышал, людей надо швырять в логово голодных шакалов.
Спасибо вам за поддержку.

(no subject)

Здравствуйте, это я должен был общаться с вами в прямом эфире первейшей из радиостанций ВЕСТИ УКРАИНА.
Это я первым из московских гастарбайтеров, работавших для вас так, будто делают агромадное одолжение, отказался от услуг переводчика и стал постигать мову (смотри интервью с разом чудовой, умной и бестрепетной К. ОСАДЧЕЙ), а моим наставником был по-хорошему расхристанный АНДРЮХА КУЗЬМЕНКО, в день гибели которого я заперся в комнате и рыдал, не зная удержу. Понимая, что утратил второго брата.
Это я написал письмо сверхзаслуженному пииту ИВАНУ ДРАЧУ, восхитившемуся моим бесстрашием.
Это я оборонил великолепную певунью ДЖАМАЛУ (смотри СОБЕСЕДНИК РУ), когда ее красивое имя стали некрасиво рифмовать с "...ей мало".
Депутату и сотрудникам почтенной Службы, вдохновляющимся сомнительной музой местечкового интереса, надо задать вопрос: понимают ли они, какой опасности подвергаю я себя и своих родных, заступаюсь за достойных, но несчастных САВЧЕНКО И СЕНЦОВА, через которых нам был преподан урок: у людоедов нет правил??!
Я всего-то хотел рассказывать украинским людям об уроках самосохранения в чумные времена (я кое-что об этом знаю), о кипящих страстях, подавляемых только любовью, гордостью, достоинством.
Теперь тутошние шакалы удалили с работы без выходного, а к вам меня не пущают, а семья у больше, чем армия поклонников у И. ДОРНА, - и что теперь мне делать, жить воспоминаниями о том, как я ходил на матч сб. Украины и чуть не задохнулся от объятий на трибунах? Живя в долг у друганов, знающих, что я всю жизнь мечтал о Подоле, где я всем встречным-поперечным покупал шоколадки?
МУСТАФА, ЗАПРЕЩАЮЩИЙ ОТАРУ - это одессит Жванецкий, это драматург Ионеску, это оживший Кафка, это В. Козловский против С. Уандера.
Меньше любить Украину я не буду, но мне надо, надо, надо доехать до ВЕСТИ УКРАИНА, до аэропорта Жуляны: я там одной барышне проспорил духи (она утверждала, что С. Лобода - певица, я - что порноактриса).
Впустите меня, я хороший.

(no subject)

По поводу ЧМОРТ ФМ объясняю тем, кто никак не поймет: то были лучшие месяцы работы, и работал там я лучше всех (что не диво), но люди, которые расстались со мной, будут лизать огненную сковородку в аду.
Ну нравится людям говно, я тут бессилен.
Я же продолжаю писать, точно поднимаюсь по лестничному маршу, ведомый изгибом перил.
Меня вдохновляет легкая муза, и я не о чмырях должен думать, давно заслуживающих химической кастрации, а о режиме, о том, как детей кормить.
Я огнедышащий сумасброд, самосохраняться в чумные времена я умею, сейчас я буду смотреть великолепное кино про кипящие страсти, и буду думать о Хорошем, о том, как жизнь уходит в слова, и задумаю гениальные каверзы для тех, кто меня предал; я умею.
А завтра, ранним-преранним, продолжу ЖИТЬ, отчетливо разумея, что исстари наш мир стягивался между двух полюсов: на одном - Отарик, на другом - ублюдки.