March 31st, 2016

(no subject)

У меня есть книги, и у моих врагов есть книги, но штука в том, что я умею читать книги, а мои супостаты - нет.
Вот ЛЕВ ЛОСЕВ пишет:
"Друзья, мы снова нищи,
И это будет наш прощальный тост.
Так выпьем же за стройный ход планет,
За Пушкина, за русских и евреев
И сообщением порадуем лакеев
О том, что смерти не было и нет".
Только это не прощальный тост.
У всех есть РАМАЗЗОТТИ, а умею слышать его один я.
"Во времена, когда одни недоигрывают, а другие ПЕРЕигрывают, будь собой". Будь правильным пацанчиком.
Я не буду ругать тех, с кем расстался; я переполнен благодарностью.
Я понимаю жизнь как тяжкий труд и долг, а не привилегию.
Сейчас, когда я оказался между молотом и наковальней (Украина и совершенно дурацкое увольнение), когда меня насильно делают КУЛЬТОВЫМ, я думаю только о том, как кормить семью.
...Но чем я заслужил такое обожание людей (меня обнимает каждый встречный)?
Тем, что я правильный пацанчик.

(no subject)

Человек по имени МУСТАФА (!!!) возбраняет мне въезд в обожающую меня и обожаемую мной Украину, дева, которую я любил, но которую добивают собственные плоские фрустрации, удаляет меня со станции, которую слушали только ради меня; какие-то ишаки сорвали расейский тур ЭРОСА РАМАЗЗОТТИ...
Каждый МАРТ (о прошлом марте у меня скончался брательник РОМА, и самый этот факт убил и часть меня) превращается в парад уродцев.
"МАЛО В НЕМ БЫЛО ЛИНЕЙНОГО, НРАВА ОН БЫЛ НЕ ЛИЛЕЙНОГО"; я слушаю альбом "ПЕРФЕТТО" ЭРОСА, похож на блаженнейшего из кретинов и, пританцовывая, думаю о кретинах настоящих, делающих из меня народного кумира, силача, с которым хотят водить хлеб-соль и ПУТИН, и ПОРОШЕНКО, и этот, как его, который прозрел до полного охуевания... а, ДАЛАЙ-ЛАМА.
Слава РОССИИ! Слава УКРАИНЕ! Слава ГРУЗИИ!
И отпустите, б...., женщину из тюрьмы, будьте отариками.

(no subject)

"Отар, ты гениален, порядочный и настоящий! Я никогда не научусь так прощаться и прощать, как ты. Люблю и ценю тебя, мой Друг. Береги себя, таких как ты больше нет".
Эти звонкие слова, вогнавшие меня в краску, написал мне очень близкий человек, знающий про мою несусветную ранимость.
Как гласит грузинская поговорка (перевод литературный): "Божество не опрокинуть".
У меня работы больше, чем у Рогозина и М. 3ахаровой, вместе взятых, - правда, денег нет ни хрена, но даже это не превратит меня в ублюдка.
Ублюдков полно, а Отарик один.