November 16th, 2015

(no subject)

В 7.45 СПОРТ FM.
Я обещаю не впадать в проповедническую фазу, у меня на сегодня план лучше.
Поговорим о КАДЕНЦИИ.
У ТЕННИСИСТОК знаний об этом нет, ФУТБОЛИСТЫ знание обнаружили.
Утро я начал с фильма "МОЯ ЛЕВАЯ НОГА", вот вы, например, выдерживаете сцены, где сын противостоит отцу, а потом они становятся одним целым?
Я - НЕТ. Я рыдаю каждый раз.
До исхода года, к которому по известным причинам я отношусь с презрением, ПОЛТОРА МЕСЯЦА, я сейчас человек с ясным взором и истерзанной душой, но я переполнен энергией, как ДЗЮБА, я все равно всех обставлю.
Возможно, сегодня грядет ПРЯМОЙ ЭФИР НА РОССИЯ 1; БОРЯ КОРЧЕВНИКОВ даст мне микрофон, и я скажу пару слов ублюдкам, убивающим безвинных людей.

Энигматические датчане и верный Бубка

Энигматическими я счел датчан потому, что, когда они исполняли гимн, было похоже, что эти парни вбили себе в голову, что земная ось совпадает с их позвоночниками.

Но теперь я так скажу: если выйдут шведы, я буду очень удивлен: датчане – «перпетуум мобиле», шведы едва отбились, смотрелись последние минут двадцать потерянными и безликими.

Павлюченкова потерянной не смотрелась, но Квитова чуть не вбила ее в пол. А как начиналось все.
Благодарение небесам, у нас есть Маша, наша Маша знает, что такое каденция.

Как и Слуцкий, которого ведь спервоначала мы тоже принимали за энигматического паренька, но который оказался башковитее Арустамяна.

Но сейчас земная ось проходит через Париж, и я не могу никак успокоиться.

Бубка даже в тяжелейшие времена взял сторону наших легкоатлетов: вот что значит быть человеком.
До завтра, энигматические мои.

http://sportfm.ru/blog/otar/enigmaticheskie-datchane-i-vernyy-bubka/

Где посадки? Кушанашвили – о допинг-скандале в легкой атлетике

Блогер «Народки», теле- и радиоведущий Отар Кушанашвили – о самом громком событии последних дней.

Меня веселит то, как у нас происходит, в том числе и в чиновничьих кругах, обсуждение темы допинга. По смене реакции Виталия Мутко мы все поймет: от условного «ноу криминалити» до условного «мы все поняли, все уволены -- и мы со всем согласны».

Так вот, я бы хотел обратить внимание на другое: на реакцию, которая чуть ниже -- в спортивных и болельщицких кругах. Меня удивляет и точка зрения, что якобы все происходящее связано с политикой – это с одной стороны. А с другой – удивляет и позиция, которую тоже часто навязывают: о том, что, простите, «жрут все».

Не все жрут и не все, что сейчас происходит, с политикой связано.

Я же считаю, что наш спорт слишком – от детей до тех, кто уже с палочкой начнет выходить на старт – зациклен на результате. И я считаю, что у нас много честных спортсменов, которые ничего не жрут и которые вправе, как Чичерова, говорить: «А я-то здесь при чем?».

Она, красивая русская женщина, не хочет отвечать за каких-то чуваков, которые жрут или которые заставляют это делать других. Или тех, которые выстроили такую систему, при которой ты, если ничего не выиграл, то сразу по окончании карьеры пойдешь в торговый центр охранником (ни то ни се), депутатом (топ-уровень) или тренером за 10 тысяч рублей в месяц (уровень «дно»).

Надеюсь, я не единственный человек в стране, который читал интервью легкоатлетки, утверждавшей, что попала в сборную за взятки. Надеюсь, я не единственный в стране, кто догадывается, что такая система существует во многих видах спорта, и даже в детском спорте?

И у меня есть предложение, как с этим всем справиться. Я бы хотел, чтобы технология была следующей после каждого подобного скандала.

Когда чувак, у которого за 20 допингеров-спортсменов (и каждый же следующий, злодей такой, жрет и жрет), четко знал: несмотря на все свои заслуги перед родиной, он отправится на скамью в суд, а потом пойдет по этапу. Потому что не может быть, чтобы вновь приезжающие ученики ловились на допинге, как бычки в Одессе.

Каждый, что принял, дал, взял и попался, должны четко знать – дальше ЗОНА. И не цикл Довлатова, а та зона, что за колючей проволокой. Нечего Чичеровой и Исинбаевой за таких краснеть. Если вы хотите денег, дуйте на базар, там за «взял-принял» ничего не будет, там это – работа. Где посадки-то в легкой атлетике?

И ведь так сейчас будет. Потому что другого выхода у нас нет. Мы вынуждены проводить показательные порки. Никто уже не будет говорить о том, что «у нас нет закона, по которому можно за допинг сажают, нужна серьезная законотворческая работа, привлечение международного сообщества».

Из верхних границ стратосферы будет окрик: не надо больше болтовни, вы людей наказывайте.

Будут разбираться, жертва – с показом по ТВ, с грязными подробностями о том, что у тренера или большого начальника, оказывается (я предполагаю), есть фирма или доля в ней, где спортсмены и брали таблетки. А потом – попадались.

И в ответ на вопрос «Где посадки?», ответят: «Есть!». Единственный минус этой кампании – найдут кого-то из крупных рыб, которым можно пожертвовать, кто потерял влияние, и его же привлекут.

И мы поедем в Рио. А дальше – все по новой. А чтобы не было по новой, что надо делать? Правильно – кадры менять.

http://www.sovsport.ru/blogs/blog/bmessage-item/43863