June 25th, 2015

(no subject)

Молодой, как НАРИНА, футболист АНДРЕЙ ПАНЮКОВ просил "СОВСПОРТ" передать АЗМЕТУ СХАКУМИДУ, что майка ИБРАГИМОВИЧА, в которую хотят зарыться и МАТЮШЕВСКАЯ, и даже БРАНИМИР ХРГОТА, - эта майка ему на хрен не нужна.
Нигилизм изобрел ННЯРЕМЕНКО, ПАТРИК СТЮАРТ отвечает за ЭВРИСТИКУ, отрицание есть удел молодых, но небрежный тон ни к чему, ИБРА - выдающийся игрок.
Про другого выдающегося, которого объяснимо боготворит ДАВИД КАГРАМАНЯН, я блестяще написал для РОМЫ ВАГИНА, кумира ЖЕНИ УРОСЛОВА.
Так же неловко, как смотреть на МАЙКЛА ДУГЛАСА в "А ВОТ И ОНА", читать АРТЮХИНА, как он самозабвенно любит СКА, куда возвращается назло ИЛЬЕ ПОТАПОВУ.
В прошлом сезоне, играя за ЦСКА, АРТЮХИН называл питерский клуб куском дерьма, В. МАРЧЕНКО и тот слышал, а в полуфинале чуть не назначил игроков из Питера покойниками, вел себя с ними, как ГАНДОЛЬФИНИ с супостатами в "СОПРАНО".
Баблос побеждает нигилизм.
KOMANDA.COM

Кушанашвили: Шепелев божился: "Пылинки с Жанны буду сдувать"

Отар Кушанашвили вспоминает самые яркие моменты общения с Жанной Фриске, с которой он дружил на протяжении 20 лет.

Жанны больше нет. Но память у меня хорошая, и я помню (улыбаясь), как она, когда встречались, костерила меня за трехкопеечный мачизм (улыбаясь).

Она была уверена: «Для того, чтобы описать то, что я вытворяю на экране, достаточно одного слова. Но, увы, его нельзя произносить вслух». Она всю свою недолгую жизнь искала не губошлепов, а Диму Шепелева, которого я, как многие, путал с эффектным, но зацикленным на собственной эффектности нарциссом. До него ей попадались (я-то видел всех) именно губошлепы и нарциссы.

Три года назад мы летели в Киев, и она сказала мне, что ей интересны «парни, которые растут». Что, похоже, она нашла такого, и теперь ей хочется «ребятеночка» (она так произносила).

Шепелева я встретил там же, в Киеве. Мы даже поработали. Я угрожал ему смертной казнью, если он обидит мою подруженцию – он божился, что пылинки будет сдувать, и обещание сдержал. «Такой девушки больше нет в природе» – я помню эти его слова. Он сказал – я кивнул.

На днях вневременной гений Бари Алибасов сказал мне, что у Жанны самый высокий ай-кью из всех женщин. Насчет «самого» не знаю, но то, что за двадцать лет нашего братосестринства она трансформировалась в леди редчайшей красоты и редчайшего ума – факт. Ей в подметки не годятся ни Хиллари, ни Тэтчер, ни хваленая жена Клуни.

Раз мы пошли с ней в книжный. Уговор был такой: каждый выбирает книгу по себе и дарит напарнику. При этом положили обойтись без очевидных бродский-пелевин-прилепин.

Я купил ей «Предчувствие конца» Джулиана Барнса, она мне – «Время и место» Юрия Трифонова. (Его Сиятельство Д. Быков объяснит вам, как выбор книги может аттестовать человека.)

На «Кинотавре», где наши псевдозвезды из глупой фанаберии ведут себя... не очень, она влюбила в себя всех. Подходила к тем, кто был ей интересен (к Дапкунайте) и, всякий раз представляясь, открыто восхищалась человеком. Не знаю, у кого еще это получалось бы столь ненатужливо.

Александр Гордон считает, что главным в Жанне была самоирония. Интеллект, самоирония – да. Но вот слово, которое я давно хотел ввернуть в разговоры про нее: НЕЖНАЯ.

Она была очень НЕЖНОЙ барышней, очень внимательной к людям.

Даже к таким губошлепам, как я.

http://sobesednik.ru/kultura-i-tv/20150623-kushanashvili-shepelev-bozhilsya-pylinki-s-zhanny-budu-sduva

Я готов в свои 445 спасти вас - но за контракт как у капризного Павлюченко

Завтра мне 445, я поздравляю вас с тем, что я у вас есть, и перед тем, как полететь на знатный выпивон навстречу Виктории Лопыревой и Сергею Анохину, я просто обязан вам сказать, что все ваши разговоры про новый спортивный канал - это «некролог, пересказанный в форме анекдота», чтение идиотских размышлений на тему, каким должен быть новый канал, заставляет меня испытывать довольно изощренную смесь переживаний.

Вы про передачи, я - про харизму и словарь.

На экране нет харизматиков с богатым языком.

Там нет грузинского Джеймса Гандольфини, есть миляги, едва поспевающие за суфлером, произносящие «Добрый вечер!» с четвертой попытки и с лицами, «обещающими нарушение твоих гражданских прав».

Что бы они ни делали, они всегда ниже ожиданий, потому что там еще больше блатмейстерства и кумовства, чем в вузах Кавказа.

Сначала решите проблему с рожами и ай-кью.

Я готов в свои 445 спасти вас - но за контракт как у капризного Павлюченко.

http://www.sovsport.ru/blogs/blog/bmessage-item/39845

Сказать спасибо 445 раз

Колумнист АиФ.ru Отар Кушанашвили удивительным образом увязывает свой день рождения с трагичными событиями последних дней и ещё больше убеждается в ценности жизни.

Сегодня мне 445 лет. Вы вольны полагать меня концентрированным воплощением всего самого худшего в человечестве, полагайте сколько угодно, на мой сердечный жар это никоим образом не влияет и повлиять никак не может; другие, глобальные вещи влияют.

Например, кончина Фриске и юбилей превосходной Натальи Селезнёвой. Вчера я оплакивал Жанну, сегодня я восхищаюсь народной артисткой, выглядящей моложе, чем самые молодые коллеги Фриске.

Нравится нам это или нет, но трагедия и триумф — в несомненном родстве. За неполные полгода я похоронил шесть человек, и эта статистика скорби нанесла сокрушительный удар по моей картине мира, немилосердного и восхитительного разом. И смерть Жанны, и юбилей Селезнёвой и даже, простите, мой мужланский юбилейчик — это не просто иллюстрации к моим утренним думам, это уроки. Тут возможно несколько объяснений, но я остановлюсь только на одном. «Жизнь стоит того, чтобы жить» и напевать: «Это наш день, мы узнали его по расположению звёзд».

Цой, допрежь уйти, пропел главное. Я не верю, что время лечит, мне теперь жить до края дней с этой болью, и не верю я, как верил Маркес, что физическая боль сильнее душевной; я, как Селезнёва, верю, что надо учиться быть счастливыми здесь и сейчас, а ушедшим, кроме «прости-прощай», шептать «спасибо, спасибо, спасибо». Мне 445, и я какое-то время побуду с вами, можно?

http://www.aif.ru/culture/opinion/skazat_spasibo_445_raz

(no subject)

Возможно, близок тот день, когда я назначу ОЛЕГА ЯКОВЛЕВА если не главным, то одним из самых главных поп-певцов наших потемкинских деревень.
Он пришел на мой юбилей и объяснимо влюбил в себя всех.
ОБЪЯСНИМО - объясняю почему.
Перевелись ДОБРЫЕ артисты с красивыми голосами, сейчас засилье (титанов вроде жовиального БАСКОВА мы не рассматриваем, мы сейчас про мексиканский андэрграунд) дезориентирующих псевдомодностью токсикозных высерков.
Он кажется просветленным, и в его песнях нет натужной экзальтированности "СУКА, ВЕРНИСЬ!".
Экзальтации нет, зато есть совершенно тонкое ухо и совершенно цепкий глаз, надобные ему для сотворения песен, похожих на кино без начала и конца, где то и дело грустят и улыбаются.
Ну и конечно, у него есть Мадам А. КУЦЕВОЛ, многоумная и многомудрая, как я (когда тверезый), сексуальная сирена со звериной способностью отстаивать свое.
Хочу, чтоб Яковлев - при таком-то штурмане - летал высоко.

(no subject)

У меня в голове триста текстов - про то, в какой форме ДАЙАНА КИТОН; про все того же ААРОНА СОРКИНА, диалогами выжигающего все живое; про то, как я набрел на недавнюю рубрику в "СТАРХИТЕ", где грациознее всех писал о моде, и разозлился, что ее поменяли на сиволапый сленг; про В. ЛОПЫРЕВУ И Л. КУДРЯВЦЕВУ и их компаративный анализ; про ПРИГОЖИНА, МАЙКЛА ДУГЛАСА, КОЛЮ БАСКОВА, отныне моего любимого фокусника, и ДМИТРИЯ ХВОРОСТОВСКОГО, за которого всем нам надо молиться.
И, конечно, про ЭРОСА ОТАРОВИЧА РАМАЦЦОТТАШВИЛИ, который, кажется, научился даже из пустоты извлекать смысл, очень простой: ЖИТЬ!
Но под СЕДЬМУЮ песнь я уезжаю на схватку с немилосердным городом, который, конечно, сразу после подъезда возьмется меня учить.
Сам кого хошь научу.

(no subject)

Я считаю вас людьми содержательными, не подводите: В 17.00 KOMANDA.СOM.
АРИСТОТЕЛЬ бы понял, что он мне не ровня, не то что ваши местечковые кумиры.
Для одаренных друзей ЛЕРЫ ТV - схолия: речь про СЕГОДНЯ.