May 14th, 2015

(no subject)

Португальский ДЖУД ЛОУ забил, но этого не хватило, и кто-то наверняка в БК "МАРАФОН" сорвал куш, а я в этом деле - прогнозы - перестал быть мастером.
Ну кто бы мог подумать, господин С. ШАМИН?
Пуленепробиваемые пацаны продули ватаге преклонных хипстеров.
ФАРФОРЫЧ доволен, ЭРОС ликует, МАТЮШЕВСКАЯ хихикает, а мне впору принести себя в жертву - на радость АРКАДИЮ СУСЛИКОВУ - богам схоластики.
Я, конечно, по настояния проповедующего КВИЕТИЗМ ИСЛАМА КОБА посмотрю повтор, но, похоже, ЛОЩЕНЫЕ сами себя отымели.
ЮРИЮ ШЕВЧЕНКО доложите, что в кафе 317 (не удалось проехать мимо) я пил за здоровье сестры друга СПИЛБЕРГА ЗАРЕМУ СХАКУМИДАШВИЛИ (3., жду сегодня вопроса НЕ про спорт, а хотя бы и про МАЛАХОВА. Про книги, сериалы, музычку, про мою поездку 4-го .06 в АСТАНУ НА МУЗ ТВ. Да про что угодно.
Я желаю всем нам победы со ШВЕДАМИ.
Но до этого мы еще потолкуем. В 5.
РАДИО КОМАNDА.

«К чему жалеть Божовича? Он уезжает с мешком денег». Мнение Отара Кушанашвили

Есть люди, которых я никогда не понимал. Может быть, потому, что просто им завидовал. Первая категория – перехваленные, но еще сохраняющие умение критически к себе относиться. И есть те, кто проходит точку невозврата, будучи перехваленным, теряя интерес ко всему. Чаще всего, именно они незаслуженно везучи.

Божович везучий, конечно. Но у меня такое впечатление, что этот двухметровый запоминающийся чувак развелся с везухой еще в Ростове, когда стал проигрывать, запуская по 6 голов.

Его взяли в «Локо» спустя 16 минут после того, как он ушел из «Ростова», заявив, что очень устал и не пойдет даже в «МЮ». Все это напомнило скверный анекдот после повышения курса евро и доллара. Помните эту присказку: «Зашел в обменник я недавно валюты в отпуск прикупить. Смотрю на курс и понимаю -- не так уж сильно я устал». Стихи, конечно, без печати гениальности, потому что писал их не я, но зато народные.

И вот его зовут в «Локо» - и он тут же говорит: да, конечно, это вызов для меня. Ну совершенно же очевидно, что он пошел туда за дензнаками, добрать то, что не дали в Ростове, где не платили уже очень давно. За баблищем.

По тому, как он вел себя в матче с ЦСКА, было понятно – он уже очень далеко от тренерской скамейки «Локо», и это заметил даже Костя Генич. От Черкизова и вообще от России. Он уже в той стране, где чуть не ухайдокали нашего вратаря Акинфеева и куда теперь наверняка побаиваются ехать наши туристы.

Я не понимаю, как в этой команде может работать Божович, но зато Семин поехал в Мордовию. Как Божович может стоить в несколько раз больше Семина? Команда не играет вообще, а мы живем по-прежнему этими черногорскими бородатыми шутками о сексе, которыми потчует своих игроков Миодраг.
Вы можете вспомнить об этом тренере, о его игре что-то еще, кроме этих супердорогих фраз про секс, на которых черногорец построил карьеру? Понимаю Божовича, который очень хорошо приспособился к России. Ребята, когда вы говорите, что тренер несет ответственность за результат, мне становится смешно. В этом виде спорта нанимают тренера (как правило, в «Локо»), потом он проваливается и потом его увольняют, выплачивая огромную неустойку.

Вы вдумайтесь – Семин работает далеко от дома, Юран едет на край света тренировать, Кобелев без работы года три. А Божович, пожарная каланча, набравшаяся штампов про «не донес игровую идею» и «не достучался до сердец ребят» востребован всегда, он тренировал больше команд высшей лиги, чем я провел корпоративов. С ним всегда весело, но у вас же в футболе не КВН, чтобы каварнализировать вид спорта и превращать в аттракцион отдельно взятый клуб «Локомотив». Мы говорим об огромных государственных деньгах, зятьях в руководстве клуба…

У меня нет другой концепции, кроме той, что все в доле. Я не против, но возьмите и меня. Я тоже возьму родственников, обернусь менеджером и буду говорить умные речи про развитие футбола и критиковать президента РФС потому, что не будешь же спрашивать с самого себя.

Это же работа мечты – ты не рискуешь ничем, своими деньгами не ответственен, тратишь чужие. Да пусть, если я буду всем этим заниматься, этот Божович хоть про программу «Модный приговор» говорит в своих интервью. Мне все равно – денег-то полно. И я в доле. Пусть Божович уезжает с мешком деньгами, но я ведь не обижен.

А то, что марку – ФК «Локо» -- жалко... То, что пишут в деловой прессе про электрички, про цены на билеты… Да плевать.

Я в доле, пусть клуб, который лепили хорошие люди Семин и Филатов, тонет. И знаете, что самое смешное? Скоро же «Локо» играть финал Кубка, и если команда его выиграет, Божович такой выйдет и скажет: «Это же я подготовил ребят, это и моя победа. Это мною выстраданный Кубок».

http://www.sovsport.ru/blogs/blog/bmessage-item/38806

Водите маму, а не шлюх, на футбол!

В нашем футболе все обвиняют друг друга в нерукопожатности, уличают в жадности («Я до конца презираю Истину, Совесть и Честь, Лишь одного я желаю - бражничать блудно да есть»); либо носят на руках тех (Капелло), у кого уже лет сто как нет никакой кредитной истории, либо хворают тем, что называется «патологическим отрицанием авторитетов на почве тяжелой детской травмы».
Зарплата Капелло и когда погонят в шею Толстых - вот что занимает допрежь всего, у футболистов в репертуаре та же песня:
«Только бы льнули девчонки, к черту пославшие стыд,
Только б водились деньжонки, да не слабел аппетит».
Мало того, что у нас, куда ни кинь, один порок везде, у нас везде апология порока (тот же Божович, будучи дутой, как Лана Дель, фигурой, сделался у нас мультимиллионером и, уезжая, хихикает, ибо уверен, что снова позовут, дураков как дорог и нот фальшивых на «Песне года»).
...А в Голландии во второе воскресенье мая ВСЕ футболисты выходят на поле с мамами рука в руку.
С МАМАМИ.
Не со шлюхами, не с полуграмотным товарками-вавринюками, выскочившими замуж не за парней, а за контракты синекурские, не с крышующими гориллами, а с мамами.
Видели?
Сыновья, футболисты «Аякса» и противной команды, мурлыкали чего-то мамам, а мамы сияли.
А потом пацаны отправились на передовую, а мамы продолжили сиять, и сияли до конца матча.
Что ж, превратить игру, в которую играют хорошие сыновья замечательных мам, в настолько бессмысленный жупел, при котором тренер сборной есть хапуга, а вратари оборачиваются боксерами-психами, - это тоже достижение. Своего рода.
Тем паче, говорят, вратарь за маму заступился.

http://www.sovsport.ru/blogs/blog/bmessage-item/38818

Депортация как чьего-то ума флуктуация

ЧТО ТУТ СКАЖЕШЬ? МАСТЕР ЕСТЬ МАСТЕР!

http://www.newlookmedia.ru/?p=42675

Меня объявили только что не схизматиком и депортировали из Украины, и вышла не просто неловкость покерная, а абсурдная история эпических пропорций.
Я не уверен, что кто-то, выключая, может быть, только Е. Ю. Додолева и А. Тимофеевского, знает без подглядываний в «Википедию» значение слов «схизматик» или «герилья», поэтому выражусь проще: в бумазее, предъявленной мне в киевском аэропорту Борисполь, значилось: «социально опасный тип».
Но вы не ждите от меня ерничанья в стиле няни из «Дяди Вани»: «Расходились, гусаки!»; Украину я обожаю, она для меня – «важный и влажный сон, что смыт дождями и кровью», и я эту несуразную депортацию рассматриваю, как акт неповиновения не отдельным людям, а войне как таковой, как кровавому блефу, что изнасиловал прежний мир и превратил его в мир тотального метафизического и телесного неуюта.
Украина лично для меня суть «невыносимая легкость бытия», с ней надо по-лагутенковски: «Поцелуями…», не иначе Украина – намоленное место отариковской силы, Подол (место, где я обретаюсь, когда наезжаю) облучает энергией, как ранняя Патрисиа Каас (позже ставшая похожей на трансвестита, изъеденного анорексией) облучила меня своей голубоглазой андрогинностью.
К моменту, когда лучшая журналистка Юлия Литвиненко ангажировала меня на работу, я несколько лет был безработным, ушла мама, умер Айзеншпис, мне было нечем дышать, и моя жизнь мало-помалу из «эпика про судьбу» превращалась в «байку про обстоятельства»; я был классическим парией, без пяти минут банкрот, и ладно б денежный, я был на грани морального дефолта.
Великая Литвиненко залучила меня в Украину, и мы сделали выдающуюся программу «Разбор полетов», которую обожали и пролетарии, и капиталисты (посмотрите в интернете).
То были золотые годы моей жизни – те, что я, к тому времени измочаленный нуждой и утомленный духовной жаждой, провел в Украине.
Я вообразить не мог, как все перевернется.
Насилие, как коммуналка, побуждает к деревенской организации пространства.
Я летел в Украину, чтоб обнять Дмитрия Гордона: когда на меня в очередной раз наложили эпитимью, именно означенный ДГ, совершеннейший эквивалент нашего Е. Ю. Додолева (я имею в виду масштаб), пригласил меня на интервью, спасая от сплина и депрессии, и я, у которого сил к тому моменту едва хватало только на первичные рефлексы, снова воспрянул.
Так всегда со мною в Киеве.
Я это не к тому, чтоб набить себе цену, я это к тому, что мы прикипели друг к другу.
…Кафка ожил, когда мне сказали, что я есть «социально опасный тип». Сказали, смущенно улыбаясь и даже показав какую-то бумазею (прочитать не дали).
Тот еще, конечно, сюрреализм: я целый день проторчал в аэропорту, а после, уже перед трапом, те же люди, что меня выдворяли, все как один со мной фотографировались, приговаривая: «Жена (сын, дочь и тэ дэ) не поверит».
Более теплых расставаний у меня не было уже давно.
Потом, третьего дня, предо мной извинились из Украинского МИДа, и я не буду на манер доктора Хауса ерничать, я не настолько эксцентричен.
Я – о том, что с войной конвергенция невозможна, что люди боятся, людям не нужен запах напалма по утрам, девушки хотят рожать, дети играть, а не хорониться по подвалам, а ублюдки-политики не пытаются соблюдать конвенции, и люди путаются, и не находят объяснений, зачем и кому ВСЁ ЭТО надо, и готовы белугой орать, чтобы ЭТО ВСЁ прекратилось.
Вот что важно, а не моя релегация.
Я не в обиде.
Я вернусь.