April 6th, 2011

Собеседник: Два мира – два кино


Российское кино любит две крайности: оно либо насильно тащит в небеса, либо макает в помойку.

Первое делается неумело, второе – с избыточным удовольствием.

Миндадзе и Иствуд сняли два разных фильма о том, что «ткань существованья прозрачна, как небесный дым»: о том, что есть вершина, а есть преисподняя, причем личная, вдобавок к просто преисподней.
Только картина Миндадзе не перехватывает дыхание, а посмотрев негромкий шедевр Иствуда, не могу прийти в себя третью неделю.

«А в садике роса развешивала стразы», но в одну секунду все оборвалось, и детский смех превратился в вопль отчаяния и страха, и стремглав потемнело, и разверзлась зловещая тишина.

Причем в буквальном смысле ничего такого у Иствуда не происходит; но подразумевается.

Неброский, негромкий фильм, а страшный.

И светлый.

После фильма Иствуда разум пусть не кипит, но возмущен, а после фильма Миндадзе – зевнешь и пойдешь дальше.

Герметичность нашего фильма не предполагает неизгладимых впечатлений, и как ты думал до него, что Стронций – это имя римского императора, так и думаешь после.

Слова «Я недоволен фильмом про Чернобыль» будут грандиозным преуменьшением. Миндадзе сказал, что спецэффекты – это пустое, они его не занимают. Конечно, его занимает внутренний мир человека. Но в конечном итоге это обернулось стерильностью и выхолощенностью.

У Иствуда самый главный спецэффект, с него начинается страшный и светлый фильм: волна, сначала идиллическая, без шума, но убедительно накрывает целый курорт, как слизывает.

И чем же этот спецэффект мешает раскрытию внутренних борений главных героев?

У наших режиссеров, вообще у деятелей культуры «отсутствует ген за расщепление мессианства»; рождаются они оракулами, что ли?!

Холодный герой у Миндадзе похож на токсикозного высерка, у Иствуда – на парня, которого разрывает боль (играет Мэтт Деймон) от отчаяния, что он не может помочь всем, а когда помогает, ему еще больнее.
Один фильм – про техногенную катастрофу, второй – про природный катаклизм. Только один снят для эстетов, а другой – для того, чтобы действительно что-то важное понять про свой внутренний мир.

Пусть даже на фоне спецэффектов.

http://sobesednik.ru/culture/dva-mira-dva-kino

(no subject)


Знающий человек мне сказал, что в прежние времена агенты КГБ читали даже МЕРЕЖКОВСКОГО. Но нение, поди, думают, что это город На Волге.


КП.ру: Виктюковские хроники. Про Евтушенко, Шифрина и Киру Муратову


Наш колумнист начал новый сериал – беседы с известным режиссером Романом Виктюком о деятелях нашей культуры

Романа Григорьевича Виктюка знают все. Он, если вы ему приглянетесь, может показаться вам елейным, нарципановым, даже несколько застенчивым. Но когда надо – так отбреет, что грубость давешнего негодяя-соседа покажется вам девичьей.

Говорит он без обиняков, на смеси украинской мелодичной мовы и великого и могучего, обходится без псевдонимов, оформляет характеристики душевно, и если любит человека - то превозносит его, если нет – обходится с ним, как НКВД обходилось с врагами.

Р.Г. Виктюк – какой-то специальный биологический вид; ничего, у меня есть еще десять сеансов общения с ним в запасе, чтоб составить его портрет.

Тут дело вот в чем.

Мы с Р.Г. Виктюком - члены высокого жюри сногсшибательного проекта «МАЙДАНС» на киевском федеральном канале «ИНТЕР».

Да, во время и после съемок я слушаю его, разинув рот. Он собственную жизнь превратил в большой искристый хэппенинг, а чужий жизни оценивает как большой Режиссер.

Я его спрашиваю – он отвечает.

Форма – анархия, содержание – все.

…Евгений Евтушенко, в моих глазах большой пиит, в его – вовсе нет. Я робко: «А идут «Белые снеги…»? А «Со мною вот что происходит»? Виктюк: «Эти стихи, если по гамбургскому и памятуя хрестоматийное «раз в год и палка стреляет», - случайные. Он покорежил минимальный дар максимальной политизированностью, истово служа гонорарам и гонору». «То есть Е.Е. убежден, что он делает честь человеческой расе?» - «Истинно так».

Виктюк во время зажигательных речей требует абсолютного внимания. Вознаграждение – ярчайшие нюансы из жизни любимых артистов. Ефим Шифрин, совсем недавно отметивший свой юбилей, до десяти лет играл с крысами, думая, что играет с кошками. Он вырос в беспросветной нищете.

Про Киру Муратову, нашего Феллини в юбке, если вы не готовы, с РВ разговор лучше не начинать – он гарантированно сорвется куда-то в область сентиментальной поэзии. «Ее кино настолько животворное, что им можно даже нарциссы удобрять».

Советская власть много раз, по классику, и причиняла ей упадок слез», отлучая от профессии, там же, на студии Довженко, разжаловав ее в рядовые, велели служить библиотекаршей, возбраняя другим режиссерам общаться с еретичкой.

Виктюк послал на… директиву и навестил Муратову, громко крича: «Гений!».

Муратова заплакала…

Продолжение следует.

http://kp.ru/daily/25664/825945/

(no subject)


Увы, пришлось отказаться от программы "ПРИГОВОР" НА РЕН ТВ. Свидетель и первопричина - прмые эфиры на РАДИО КП. ПРИНОШУ ИЗВИНЕНИЯ МАРИАННЕ МАКСИМОВСКОЙ, с которой хотел познакомиться.