March 12th, 2011

Мелодраматическая Даша.


«Разум не оденешь во фрак, извилины не покроешь попоной от Армани »,- коротко глянув на меню в ресторации, говорю я Дашке, и Дашка улыбается, потому что Дашка любит, когда я умничаю, (есть подозрение, что Она – единственная, кто любит, когда я умничаю).
Дашка очень быстро проделала путь от апологета тоскливого эмо-гота с повышенным содержанием сахара до изысканной принцессы, нервирующей меня, психованного папашку, своими пятнадцатью летами.
В её возрасте я себя помню как будто зажатым во вращающиеся двери между дворовым идолом Зуриком, отребьем с золотой фиксой, и старшим братом Ромой, деятельным, но избыточно добрым. Я никуда не продвигался.
(Я этого, конечно, Дашке не говорил).
Она бывает потерянной, но это редко. Она умеет дружить (хотелось добавить: это у неё от меня, но я, даром что насилу, сдержался). Умеет, если надо, цветисто выражаться, без, если я рядом, сленга. Как у меня, в девяти из десяти случаев у моего чертёнка напрочь отсутствует способность к диалогу. Она знает даже слово «аутентичность» (голову готов прозакладывать, футболисты «Динамо» не знают)
Вот вроде бы нельзя жить в гармонии с хаосом, умные дураки говорят, а я поверил, и вы поверили, однако ж, Дарья Отарьевна и с хаосом за секунду заключит договор, выразительно подмигнув.
И, знамо дело, прыснув.
Я (люблю с детьми временами поумничать) говорю Ей, что люди суть участники террариума, а человеческий террариум страшен.
Она говорит: Я знаю.
Вот откуда? По тушинской школе, по тушинской подростковой школе?
Её по части резонерства не обыграть, она перерезонерствует даже Диму Быкова, и не говорите мне про хромосомный набор!
Огневая у меня Барышня Дарья. Нажмёт на курок раньше профстрелка, но её трассирующие пули - ядовитые штуки. (Я, например, жертва гиперграфии; загляните в словари).
Конец февраля прячется в снега, как собеседник в собственные мысли; у моей Дочери Д. проблема в школе, BIG Проблема, и она - та ещё Раневская! – изображает запертую в узнице разъедаемого безумием сознания подопытную киску: среда заела, школа умерщляет мысль.
Можно, конечно, обозвать её сопливой задавакой, но как такое возможно с Принцессой?
Меня трясёт при мысли о её будущности, я немощен становлюсь, продержусь ещё лет пятьдесят, не более, где гарантия, что в нужный момент мне не откажет мой темперамент макаки?
Дашка заливается и говорит, что сама меня оборонит от любой гадости.
Чистейшей прелести чистейший образец.
НИКОГДА НЕ ПРОСИТ У МЕНЯ ДЕНЕГ.
Перечитайте ещё раз это предложение.
Я не знаю, как к этому относиться.
Я ведь много раз был таким отцом, что сам жалел, что не сдох ребёнок, а мои дети пишут (Дашка каждый день): Люблю!
За такую дочь, как Даша (это касается всех моих детей) многие родители - да все! – продали бы однозначаще! – если не душу, то почку.
Ну не в ладах она с химией, ну и? Она в ладах с другой Химией, которая с большой б., которая рождает душевный подъём и устраняет обманчивое представление, что в жизни есть что-то невозможное. Неё такая «густота бытия» (по Ахматовой), что за неё надо быть готовой заплатить any moment, как ежедень плачу я, о чём её упреждаю.
… Но ведь 15! Но ведь Д. старшая из семи моих (вот вам квартет кутаисско-расейских спецназовцев, вот вам трое шарлиз теронов), и не беря без малого двухлетнего франта, общаясь со старшими его братьями – сёстрами, я ощущаю себя кромешно безнадёжным мастодонтом! У них, стервецов, иронию вызывает даже моя неискоренимая любовь к страдательным причастиям: этот писатель мною чтим, мои дети, моя Дашка мною обожаема.
Я им: словарь должен быть выспренний,
Они мне : когда как. Я, ярясь, тут же употребляю другой словарь, только что апеллируя к книжному.
Дашка много думает. Я называю это гимнастикой ума, и я не уверен, что это всегда лучший вид спорта.
Она хочет быть Актрисой, героиней жгучих мелодрам. Мелодрама – это хорошо, Актриса – это плохо, актриса - это губительница карманов и сердец, без сердца и денег. (Если ты не Мерил Стрип).
Дашка смеётся: это, де, эсхатологический взгляд.
Она права.
Я просто её очень люблю, мелодраматическую Дашку мою.

http://top.oprf.ru/blogs/184/1845.html


Получите несказанное удовольствие от колонки на ТОППОП.РУ


Посмотрев церемонию Brit Awards, объявляю новый конкурс

Я под впечатлением от церемонии Brit Awards. Я не очень люблю наблюдать церемонии, которые ко мне не имеют отношения, но с профессиональной точки зрения мне нравится их смотреть, потому что я набираюсь опыта, продолжаю учиться, хотя мне уже очень много лет - это заметно даже по роликам, выложенным на TopPop.ru

 

Мне много лет, и я считаю одним из своих редких достоинств при миллионе изъянов то, что мне не стыдно пожирать глазами все, что я вижу, а потом из всего этого извлекать экстракт под названием «смысл жизни». К смыслу жизни никто из нас не приблизится, но понять что-то можно - если будешь внимателен и строг к себе.

На церемонии Brit Awards, наконец-то, признали легендой поп-музыки группу Take That. Я смотрел эту церемонию, в первую очередь, из-за них. Вот, что значит - годы не саморастраченные. Есть такое жестокое слово - «саморастрата». Вот, что такое пятеро бойцов.

Я с куда меньшим пиететом, чем к четверым остальным, отношусь к Робби Уильямсу: все-таки его карьера - это особая статья, о которой нужно разговаривать отдельно. Но сейчас я говорю о том, какой способ проживания (а не прожигания!) жизни выбрали эти бойцы.

Я всплакнул в том моменте, когда они появились на сцене. Разумеется, я отдаю себе отчет в том, что на церемонии уже загодя было известно, что группа Take That победит в главной номинации, что хорошо поработали режиссеры, звуковики - но все это неважно. Важно то, что никаким светом и звуком не закамуфлируешь бедноту того, что ты собой являешь. Тебе не поможет Борис Краснов, тебе не поможет Евгений Фридлянд, если ты пустой.

То, как они живут - это их лица, их манера вести себя на публике, их блестящие песни с альбома «Progress» (правда, исполнили они только одну песню «Kidz», но даже по ней понятно, какой феерический альбом у них получился).

Название « Progress» - это то, чем я каждый день руководствуюсь, когда встаю, обхватываю голову руками и удивляюсь сам себе, тому, что я еще здесь и седлаю рейтинги. Мне кажется, это стремление прогрессировать. Это не саморастрата на посещение вечеринок всяких якобы умных журналов.

Пока я смотрел церемонию, мне пришла в голову идея, которую я тут же, на TopPop.ru, оглашу. Это идея провести второй конкурс - после того, как к нам приезжала Анечка из Минска с папой и они тронули меня до слез, а человек я, должен вам сказать, крайне слезливый, как продукт болливудского кино, хотя тщательно это скрываю.

После того, как феерически закончился наш первый конкурс, несмотря на то, что многие из тех, кого я выбрал, не смогли приехать в силу разных обстоятельств, я объявляю второй.

Вчера я сдал в печать книгу «Эпоха и Я» - очередное мое творение, названное столь же скромно, как и первая книга. В этой книге, разумеется, есть раздел о поп-музыке, где я составил свой хит-парад.

Я обещаю вам встречу, неслыханное застолье, рукопожатие и пение вам дифирамбов. Мне нужно, чтобы вы составили для меня свои личные хит-парады. Это должна быть десятка песен: абсолютно не важно, каких они будут жанров, какого года и какого исполнителя - нашего или зарубежного.

Составьте мне десятки самых любимых вами песен, помогавших вам выстраивать свою собственную жизнь. Мне нужны от вас личные хит-парады, которые я потом обдумаю и выберу того, кто не просто обозначит Брайана Ферри, Валерия Меладзе или группу «Ассорти», а вспомнит какую-нибудь жизненную ситуацию, когда эта песня впервые покорила его сердце. Тот, кто более оригинально преподнесет свою десятку, будет удостоен обеда и шикарной съемки для TopPop.ru.

С момента публикации этой колонки прошу вас вспомнить, что вы умные, достойные жители моей большой страны.

Специально в сегодняшней колонке я не говорю ничего про роман Оксаны Акиньшиной с Алексеем Воробьевым, потому что: а) после Take That говорить о них стыдно; б) мне до сих пор никто не объяснил, кто такой Алексей Воробьев.

http://www.toppop.ru/columns/posmotrev_tseremoniju_brit_awards_objavljaju_novyj_konkurs/