February 10th, 2011

КП.ру: Константину Эрнсту 50 лет, и он ретранслятор кошмара, безысходности, хаоса


Что делает его счастливым?

Как писал по сходному поводу Довлатов: «Кошмар и безысходность – еще не самое плохое. Самое ужасное – хаос».

Константину Эрнсту 50 лет, и он ретранслятор кошмара, безысходности, хаоса, но он так хитро ретранслирует, что ожидаемого ощущения, будто ты стоишь посреди мусорной свалки исполинских размеров, - этого ощущения нет.

Он должен быть слаб глазами, крепок умом, важным и вместе веселым, он должен понимать любые строки из цветаевской, даже те, которые она сама не очень, и если даже то не так, делать вид, что вещий смысл генеральных материй и категорий им постигнут.

Вы хотите такой участи?

Отойдите от меня.

Что делает Эрнста счастливым? Я не коротко знаком, но я знаком и могу предположить: любовь, рукопожатия сильных мира сего и рейтинги.

И кино. Полюбил он делать кино. Пока другие делают кино про «задержанных в развитии» для «задержанных в развитии», он пытается делать кино про меня – смешного, сложного человека, попадающего в силки неумолимой судьбы и подвергающегося безжалостной деконструкции.

Ему приходится лукавить, ему приходится устанавливать на площадках вульгарно-романтический свет, чтоб взоры гостей сверкали, чтоб с одной стороны популизм, с другой – экзистенциальные неувязки.

Он чувствительный, провалов не терпит, потому их не допускает (и не связывается со мной, видимо, по той же причине), и, пока стряпает программы про свах потрафляя своему кругозору целый день посвящает Высоцкому и показывает живописные страдания американских яппи.

50. Впереди долгая жизнь, заполненная до краев. Чем? Его поисками и стахановской истовостью. Нашим любопытством и в идеале – верностью.

http://kp.ru/daily/25636.4/800774/

СовСпорт: Это Завьялова отработанный ресурс?!


Я не знаю в нашей стране ни одного нормального человека, который устроившись в чиновничьем кресле, не возлюбил бы орудовать указующим перстом и унижать людей. Я не знаю тонкостей дуатлона, я не знаю что такое дуатлон вообще, но я знаю, кто такие Елена Вяльбе и Ольга Завьялова. Завьялова красивейшая женщина, которую ее подруга, ставшая президентом, держит за старуху. Я говорю как есть, как прочел. Я понимаю, что Сочи — проблема национального масштаба, но ведь и Завьялова - национальное достояние. Мысль, что для Вяльбе Завьялова утиль не дает мне покоя. Довлатов писал: «Кошмар и безнадежность еще не самое плохое. Самое ужасное -  плевок в лицо». Вяльбе ведь прожила в спорте огромную жизнь и знает, что такое приравнять человека к отходам. Если и этого она не знает, то про необходимость деликатные моменты обсуждать приватно, а не на пресс-конференциях, как президент знать обязана. Я читал материал в газете за субботу. 5 февраля, в том самом баре, который самозванно назвал баром «Советского спорта», и все время чертыхался. На вопрос бармена посвятил его в коллизию. Многомудрый бармен порылся в секретере, выудил оттуда диск моей подруги Ирины Аллегровой, и поставил вот это: ...Но только бы тебе не поскользнуться, легко ступая по моим слезам». Вот строчка, относящаяся к коллизии Вяльбе — Завьялова. Вот только кто-нибудь потом не сказал бы Вяльбе, что она стара для поста президента. Пусть она потом вспомнит слезы Завьяловой.

В это же время один из хоккейных руководителей назвал оказавшегося в сложной ситуации Илью Ковальчука стратегическим ресурсом. Правда красиво? Это хорошо, что в России так относятся к тем, на кого уповают. Я знаком с Ковальчуком и знакомством этим горжусь и я согласен с этой оценкой. Но я сейчас говорю про отношение к людям. Получается, Завьялова — отработанный ресурс. Никогда я с этим не соглашусь"

http://www.sovsport.ru/news/text-item/437305