?

Log in

No account? Create an account

kushanashvili_o


Скоро ОТАРИК будет ВЕЗДЕ!


КП.ру:Веселые. Глубокие. Никакие
kushanashvili_o

Оба выпустили новые альбомы с претензиями. Один назвал альбом «Веселые бабури», барышня назвала – «Другая глубина». Один «до» вел смешной экзистенциальный поединок (это он думал, что поединок экзистенциальный) с шоу-бизнесом, но с дорогой душой поехал на Евровидение, в силу чего поединок приобрел комический характер. На «Евро», кстати, был растоптан.

С музыкой и тогда, и сейчас очевидные проблемы.

Задуманная, как «целебная от туберкулеза», она слышится чистым грузинским трэшем (это когда вы чачи перепьете). Налич думает, что медведи с цыганами и цыгане с медведями – это когда Распутина рэп прочтет, а остроумно – это когда Шатунов со сцены в Иркутске вопрошает: «Это кто выказал полное безвкусие, пригласив меня на гастроль?».

А Налич – это не фолк даже, а
матрешка, не знающая вкуса и меры.

Барышня, Татьяна Зыкина, тоже одаренная. Сначала ей приписывали феминный рок, но, видно, он ей показался малоэкзистенциальным, и она отреклась от него. Попутно отреклась от гитар, подружилась с электронщиной.

Она искренне уверена, что ее борьба с собственными бесами интересна кому-нибудь, кроме Налича.

Оба так не хотели быть частью шоу-бизнеса, что – стали.

Есть подозрение, что – с
удовольствием. Но это подозрение – экзистенциальное. Я ведь и есть шоу-бизнес.
 

http://kp.ru/daily/24591/760435/

ТопПоп.ру:Иванушки стали Иванами
kushanashvili_o

До того, как связаться с TopPop.ru, за несколько минут до этого эпохального для меня момента, я надиктовал текст про «Иванушек International» и про их 228-летний юбилей для одного очень авторитетного издания. Я назвал заметку о них «Хорошие парни».

 

Хотел назвать «Славные парни» по одноименному фильму Мартина Скорсезе (Мартин Скорсезе — это не продюсер группы «ПМ»! Мартин Скорсезе — это кинорежиссер), но подумал: а в какую же номинацию объединить нас с Полупановым? Славные парни — мы, а они хорошие парни. И написал удивительную вещь про «Иванушек». Причем написал ее искренне и выспренно, потому что о своих друзьях я говорю всегда велеречиво, и моя болтология принимает отчетливо златоустовский характер.

Искренне, потому что я очень рад их пятнадцатилетнему юбилею. Я начинал с ними вместе, как обычно пишут биографы, желающие присосаться к чужой славе. Но я, правда, начинал с ними вместе, и не было ни намека на успех в моменты первых выступлений. И если избавить вас от необходимости восторгаться мной на расстоянии, как это делает подхалим В.П. (не Путин — Полупанов), я просто посвящу вас в идеологическую версию их успеха.

Прелесть этих не самых благообразных, не самых глянцевых, не самых румянощеких, скажем прямо, после 87 лет работы на эстрадном поприще, пацанов не в том, что их усиленно продюсируют. А в том, что они сами по себе таковые персонажи, которых не надо интенсивно продюсировать.

Прелесть в том, что Матвиенко 228 лет назад угадал с типажами. Одного из них нет в живых, и я бы не простил себе, если бы не сказал, что это был самый удивительный, ершистый маленький человек с огромным сердцем и талантом. Игорь Сорин. Его нет, но он же был на сцене «Крокус Сити Холла»! Я так полагаю, что эти разговоры мистического толка, которые любят вести настораживающие меня своей экзальтированностью религиозные люди, в данном случае весьма уместны. Я думаю, он был там, на сцене, с ними.

И я думаю, эта история, эта эволюция, которую проживают ребята, его удовлетворила. Хотя уходил он из группы при мне, совершенно недовольный тем, что его, человека, рожденного для исполинских задач, вписали в контекст группы, ублажающей рижских, самарских, саратовских девчонок.

Он думал, что это постыдное занятие — петь про куклу Машу, куклу Дашу. Оказалось, нет. Оказалось, что в стране, где разгул цинизма приобрел уже практически тотальный характер, быть парнем, пусть и с морщинками вокруг глаз, но, главное, с не старообразным, а юным сердцем и петь про «два бездонных океана глаз» и про то, что «не надо одной поздно возвращаться домой», петь про то, что вот твой парень на полотне большого голливудского боевика и зовут его Отарик — петь про все это, давая барышне из Пскова надежду, что не все парни пьют пиво с утра до вечера и не все парни поднимают руку у подъезда, когда хотят показаться половозрелыми. Это оказалось очень важным делом.

Я сейчас не буду прибегать к общему мнению, что теперь выросло новое поколение людей, которые тоже с большим удовольствием ходят на концерты «Иванушек». Я не буду прибегать к таким запрещенным приемам. Мне нравится другое: «Иванушки» стали теми самыми Иванами, от лица которых и про которых они пели. Теми, один из которых в разгар песни «Снегири» голосом Кирилла Андреева спел про то, что неправду он сказал тебе, этот ублюдок, сукин сын, будто на Земле больше нет любви.

Это оказалось очень важным делом, и поэтому я говорю вам всем: моя симпатия планетарного масштаба к «Иванушкам» — не из-за того, что они Отарушки, не потому что мы вместе, а потому что их пятнадцатилетний путь доказал: можно быть крепким артистом и просто хорошим парнем. Сложным, как я, но хорошим, как они. Можно все это в себе объединять. Но все это возможно только в том случае, если мы говорим про гений цементирующего их фермента. А этот фермент, как в FBI Music зовется Евгением Фридляндом, так у них зовется Игорем Матвиенко.

Еще одна главная тема — это победа наших волейболисток. Я видел фото в газете, а потом смотрел кадры хроники, запечатлевшие, как мужчины качают друг друга, пока девушки добывают там золото. Это типичная, классическая картина для России. Главные у нас девушки, но первыми к столу подбегут парни, которые будут говорить, что это благодаря их тренировочным методикам победили барышни, а не потому, что хорошо тренировались.

Волейболистки наши победили, потому что они наши девушки, а наши девушки все умеют на свете. И на колени должны перед ними встать их тренеры и ухажеры. Сказав про это, не могу не упомянуть девушку, на новый альбом которой прочитал рецензию. Потом послушал альбом и снова перечитал рецензию. Еще раз прочитал рецензию и вновь переслушал альбом.

То, что пишут и говорят о ней — никогда не совпадает. Как не совпало в случае с Татьяной Зыкиной, которой было назначено верховными силами сместить с пьедестала Земфиру. И как Петр Налич, который говорит, что попса гнилая, а сам с последним альбомом попал пальцем в небо. И вот эти два краха якобы суверенных русских музыкальных имен все-таки не отвратили меня от прослушивания Алины Орловой — девушки, живущей в Вильнюсе и представляемой как знамя независимой музыки.

Я, конечно, отчетливо понимаю, что очень нужно противопоставить группе «Ассорти» кого-нибудь, чтобы показать: «Вот это вот «Иванушки», гнилая попса, а вот это мы — нас приходят послушать четыре человека, зато мы гордые и независимые». Но большего говна, между нами говоря, я не слышал.

А теперь послушайте, что пишет глянцевый журнал об альбоме Алины Орловой. Я цитирую: «Dark ambient, пугливо выбирающийся на свет. Возвышенный мифологический попс в духе Кейт Буш. Девственный психофолк».

Я тут же вспомнил, про кого я пытался столь же заумно писать, чтобы привлечь внимание к персонажу, победы которому желал на отборочном туре «Евровидения». Я вспомнил про Сашу Панайотова.

Я подумал, что оказавшись в среде этих плохо пахнущих, между нами говоря, музыкальных обозревателей с грязью под ногтями, мешками под глазами и всем, что делает лицо старообразным, как у актрисы Кэрри Маллиган в фильме «Деньги не спят» при ее 18 годах, я, противопоставляя то, что написано об Алине Орловой, не могу просто сказать про Панайотова, что он самый недооцененный певец на Руси — нет. Это поп-эмбиент в квадрате, стоящий на свету и источающий свет. Это возвышенный мифологизированный (а не мифологический) не попс, а поп, в духе раннего Roxy Music.

Тут нужно что-нибудь прибавить про бас-гитару, про струнные, которые наполняют воздух дребезжанием разбитых в детстве надежд, и закончить эту х**ню вот чем: энергия музыкального интеллекта Панайотова делает неизбежным возвращение в те времена, когда талант пробивал себе дорогу сам!!! Понимайте это, как хотите. И после таких слов про Панайотова только попробуйте сказать, что я не лучший музыкальный критик в стране.

А если говорить серьезно: кроме этих красот, которые я могу выдавать на-гора каждые 15 секунд (по четыре деепричастных оборота в каждые две секунды), я, действительно, считаю Александра Панайотова самым недооцененным певцом не только в России, но, вы будете удивлены, и в Грузии.

http://www.toppop.ru/columns/ivanushki_stali_ivanami/

ТопПоп.ру: О. Кушанашвили: «Любовь — как Отарик — вечна!»
kushanashvili_o

ТопПоп.ру: «Смердящая пиранья Энистон»
kushanashvili_o

"Только звезды №39":Отар Кушанашвили: Я сделал столько мерзкого, что буду гореть в аду!
kushanashvili_o


Самый скандальный телеведущий Отар Кушанашвили на днях выпустил книгу с провокационным названием «Я. Книга-месть». В интервью "Только звезды" шоумен рассказал, почему он хочет казнить бывшего мужа Валерии и как его спасал от смерти Иосиф Кобзон.

- Отар, в звездной среде вас и так не слишком жалуют. Не боитесь, что после выхода книги число ваших врагов резко возрастет?

– У меня нет никаких иллюзий насчет того, что книга увеличит количество моих друзей. Когда про людей говоришь хорошо, они не воспринимают тебя всерьез. У меня нет времени думать, как относятся ко мне, например, Авраам Руссо или Кристина Орбакайте. При этом я ничего против самой Кристины не имею. Мои дети уже выше меня ростом, и как-то стыдно говорить им, что я стоял на одной сцене с Сашей Айвазовым. Я все время думаю, что говорят о своей профессии люди, о которых я писал намеренно язвительным слогом. По мне они – шифровальщики пустоты. Кто из них может сказать, что он певец? Я знаю трех достойных певцов. Первое место у Валерия Меладзе, второе место я бы присудил артисту, который сейчас тяжело болеет…

– О ком вы говорите?

– Я имею в виду Иосифа Кобзона. Он, кстати, был первым, кто позвонил, когда меня подстерегли и избили в подъезде. Когда эти подонки ушли, я заперся в квартире и постоянно смотрел в дверной глазок – ждал, когда ко мне приедут друзья. И вдруг звонок: «Это Кобзон. Я знаю, что произошло. Я могу врача вам привезти. Скажите, чем помочь?» Я не воспользовался его помощью. Проскулил, что друзья будут с минуту на минуту. Он хмыкнул в трубку: «Ну, имей в виду: если что – обращайся».

– Вы упомянули Меладзе. А вам не кажется, что сейчас о его певческом таланте забыли? Вместо этого обсуждают его многочисленные романы…

– Я вам скажу так: можно сойти с ума от того, какой Валерка смешной. Конечно, бывают и срывы наподобие того происшествия в Киеве, когда он кинул в журналистку камень. Но мне очень нравится его отношение к жизни. Меладзе – большой ребенок! Знаете ли вы, что, когда брат приносит ему новую песню, Валера танцует? Это правда! А вообще он очень скромный человек. Хотя очень легко выходит из себя. Например, когда плохо говорят о его дочерях или о сыне от Альбины Джанабаевой. Вскипает моментально. Тогда к нему лучше не подходить – даст в морду сразу! Мне кажется, это его ошибка. Большой певец не должен так себя вести. Так же недостойно было со стороны Киркорова вступить в перепалку с парнем по Интернету, упрекнувшим Филиппа в безвкусице. Нельзя певцу, которого любят миллионы, отвечать на оскорбления анонимного негодяя. Даже я это знаю, хотя мне 99 лет (смеется). Кстати, покойный Юрий Шмильевич Айзеншпис тоже был психованный и, когда его доводили, распускал кулаки. Потом, лежа на смертном одре, он говорил мне: «На кого я тратил жизнь? Лучше бы я запирался дома и книжки читал».

– В начале разговора вы упомянули про своих детей. Можете рассказать о них подробнее?

– Их всего семь. Думаю, на этом я не остановлюсь. Сейчас у меня стабильное финансовое положение. А до этого пять лет я сидел без работы. Чтобы кормить детей и жену, я перезанимал деньги у друзей. Дома безбожно врал, что у меня есть работа. В грузинских семьях не принято создавать панику вокруг денег. Ты должен врать, что все в порядке. Старшая дочь Даша – удивительный человек. Она даже меня, ученика Айзеншписа, пытается объегорить. Но я поддаюсь. Дашка получилась неожиданно красивой, если учесть, что я ее отец. Двое сыновей, Георгий и Николос, живут сейчас со своей матерью в Киеве. Мне с ними не дают встречаться. Они другие, больше похожи на маму. Я много мерзкого сделал в жизни и знаю, что за это буду гореть в аду. Но я, в отличие от них, никогда никому не завидовал. А мои сыновья постоянно думают, почему кто-то успешнее их. Может, не стоит рассказывать о других отпрысках?

– Нет, продолжайте, если начали…

– Ладно. От другой женщины родились дочь Элина и сын Федор. Мы его в семье зовем «дядя Федор». Умный паренек не по годам. Ну, этим Федя в меня пошел. Есть еще сын Мамука и дочка Леночка. Их мама – бизнесвумен с очень хорошей фамилией Курочкина. Я спал с ней, когда вел дискотеку еще в перестроечные годы.

– Ваши дети знакомы между собой?

– Неделю назад я впервые познакомил всех моих детей друг с другом. Это было очень трогательно и неожиданно. Я не знал, как себя вести. Привез их в ресторан. И так случилось, что мне надо было отойти. Вернувшись через минуту, я увидел, что мои дети прекрасно общаются между собой. Они нашли темы для разговора. Когда я сажал в поезд младших детей, сыновья мне сказали: «Теперь мы – защитники сестер». Эта фраза, наверное, лучшее, что я слышал в жизни.

– Отар, вы называете себя учеником Юрия Айзеншписа. Какие же уроки вам преподал этот великий продюсер?

– Он действительно был великим человеком! Я никогда не думал, что Айзеншпис закончит свою жизнь так быстро. Хуже всего, что мне сейчас приходится его выгораживать. Я проплакал всю ночь, когда прочитал в одном питерском издании статью о нетрадиционной ориентации Юрия Шмильевича. Как можно такое писать про человека, который говорил, что самое совершенное существо на свете – это женщина?! Да, он был груб с людьми, но иначе он бы не был Айзеншписом. Мне очень нравилась его первая жена. А вот со второй супругой, Леной, мы не нашли общего языка. Нам просто не о чем было говорить. Мне радостно, что сын Мишка, которого я трепал по голове, когда бывал в гостях у Юрия Шмильевича, пошел в него. Мишка – классный парень. Надеюсь, что когда он достигнет совершеннолетия, то вступит в законные права на наследство своего великого отца.

– Яна Рудковская говорила, будто Айзеншпис назначил ее новым продюсером Димы Билана. Как вы относитесь к ее словам?

– Яна – сверхактивная барышня, пробивная. Но наличие этих качеств еще не дает права называться продюсером. Настоящими продюсерами после Юрия Айзеншписа я бы назвал Игоря Матвиенко, Евгения Фридлянда, Бари Алибасова. Но Бари Каримович сейчас отошел от дел, поскольку его группа исчерпала свои возможности.

– Многие говорят, что Билан тоже выдохся, ведь за последний год он не записал ни одного хита…

– Дима был одним из самых перспективных наших певцов… Талант и работоспособность у него потрясающие! Но он пытается забыть, как начиналась его карьера. Это очень обидно. Он мечтает, чтобы народ думал, что Дима вышел из поезда Кабардино-Балкария – Москва и сразу запел Never let you go. Но если бы не Айзеншпис, то никакого Билана могло и не быть!

– А как вы относитесь к поступкам вашей подруги Ксении Собчак?

– Более умной девушки, чем Ксения Отаровна Собчакошвили, я не знаю. Она идет своей дорогой, и критика в ее адрес совершенно необоснованна. Ксения – человек моей группы крови. Она не обижает слабых. Собчак вступает в схватку только тогда, когда ее вызывают на бой. Мне кажется, она только начинает свой путь в российском шоубизнесе. Ксюша в свое время спасла от наркотиков Леонида Нерушенко из группы «Динамит». А девушка, которая вытаскивает парня с того света, не может быть плохой по определению.

– Жаль, что Нерушенко все же закончил свою жизнь трагически – погиб в автокатастрофе. Еще один ваш друг – певец Мурат Насыров выбросился из окна… Сейчас вы общаетесь с его женой, детьми?

– Я никогда не прощу ему прыжка с подоконника! Как он мог оставить без отца двоих своих детей?! Заверяю, что в его смерти виноваты запрещенные препараты. Это правда! Потому что мы принимали их вместе. Более того, еще чуть-чуть – и я бы шагнул за ним. Но меня остановили дети и память о родителях.

– Сегодня все обсуждают роман Аллы Пугачевой и Максима Галкина. Верите ли вы, что между Примадонной и пародистом большое и светлое чувство?

– Я знаком с братом Максима Галкина. Зовут его Дмитрий, он бизнесмен. Раньше занимался вертолетами, а что делает сейчас, не знаю. Пьет иногда со мной и рыжим «Иванушкой» – вот и весь его род деятельности. Так вот, не может человек быть плохим, если у него такой отличный брат! Союз же Максима и Примадонны – это вранье болливудского свойства, хорошо продуманное шоу. Но люди верят в эту аферу. А в то, что Шульгин избивал Валерию – почему-то нет. Хотя я убежден, что так всё оно и было.

– Почему вы так уверены?

– Я его слишком хорошо знаю. Он может быть неконтролируемо агрессивен. Однажды мы вместе с ним поехали в Саратов. А в это время стало известно, что подлодка «Курск» затонула. Деньги нам были уже заплачены, причем немалые, и вернуться восвояси мы не могли. Поэтому я вышел на сцену и честно сказал: «Мне сейчас очень тяжело на сердце. Но моя профессия – клоун. Я должен развлекать народ. Парни с подлодки уже на дне, и им не станет легче, если мы не продолжим жить дальше». После моих слов выбегает ко мне из-за кулис Шульгин, начинает хватать меня за рукав, тащить куда-то. А кто меня тронет, тот сдохнет на месте! Я говорю ему: «Ты что, больной?» С такими людьми, как Шульгин, нельзя миндальничать. Тогда он просечет, что ты дал слабину, и будет унижать тебя до тех пор, пока не сломает. После этого инцидента в Саратове я опубликовал небольшую заметку о Шульгине. Ее долго не хотели выпускать: мол, как же может этот Кушанашвили быть моралистом, ведь он чмо?! После выхода публикации ко мне в Сочи подошла женщина и сказала: «Я ненавидела вас до тех пор, пока не прочитала эту заметку». А написал я о том, как Шульгин вместе с Валерией и детьми ехал куда-то отдыхать на машине. Младший сын устал после поезда, и его стошнило прямо на новую обивку салона. За это Шульгин ударил его кулаком по лицу! Зачем такому отцу жить? Эту историю рассказала мне сама Валерия. При этом она говорила: «Ота-рик, не надо к нему лезть! Он сумасшедший!»

– Значит, Шульгин не входит в ваш рейтинг достойных музыкантов. А кто же третий – после Меладзе и Кобзона?

– Леня Агутин! Мы часто ездим отдыхать с ним и Анжеликой Варум. Однажды я спросил, как поживает их дочка Лиза. На что Варум, улыбаясь, ответила: «Как-как... Не повезло ей! Девочка с лицом Агутина!» Это, конечно, шутка. Они все очень милые ребята.

 

Марина Бойченко

 

http://sobesednik.ru/interview/otar-kushanashvili-ya-sdelal-stolko-merzkogo-chto-budu-goret-v-adu#add-blog

КП.ру: Вместо некролога
kushanashvili_o

Вы мне не рассказывайте про Аллу Пугачеву. Мне-то, наверное, боле знать о ней. Благодаря ей, я вошел в эту профессию, обжился в ней и спорадически кажусь некоторым людям человеком, не лишенным писательских достоинств. Но Платон мне друг, Алла мне без судебного процесса подруга, а истина дороже. Деловые качества Аллы Пугачевой не просто стремятся к нулю, они нулевые. И нет никакой корреляции между статусом всенародного идола и умением даже пресловутые чипсы продать. Не надо обижаться. Я тоже не деловой человек, уж на что персона выдающаяся. Алла проявляет минимальную компетентность или максимальную некомпетентность в ведении дел. Вот и радио «Алла» пришел карачун.

Мне уже много лет, и я могу себе позволить сказать то, что не позволит более никто. Скажут: не придирайся, она выполняла там исключительно декоративную функцию. Но, во-первых, за такие исключительные деньги я вам любую функцию исполню. А Пугачева обуяна жестокой страстью к баблу. И я не говорю, что это ненормально. Я просто знаю, что такая жестокая страсть не помогает явить прилежание на работе, а без прилежания откуда взяться качеству? Во-вторых, если и выполняла вышеозначенную функцию, то выполняла плохо. Слабо. И здесь не в нравственной физиономии дело. Я полагаю, с этим все в порядке. А в технических характеристиках. Нет никакой необходимости, особенно мне, утверждать про АБП, что она величайшая гамма. Но есть необходимость утверждать, причем, клянусь, без злорадства, что она никчемный бизнесмен.

Практически все, что она спела, правда в последний раз это было лет десять тому назад, обретало статус мгновенной классики. А все, что она подписывала и все, чем руководила – мгновенно обращалось в прах. Ее живописные встречи студии с живописными подхалимами – это даже не интервью. Ну как Пугачева может брать интервью у Тимура Родригеса, который сам еще не понимает, какой профессии он человек. У которого, как у всякой жертвы СПА-процедур, явные проблемы чуть ли не с половой самоидентификации. Как этот парень может отвечать на вопросы богини? Парень очевидно страдал во время беседы, как и Стас Михайлов, этот разрекламированный обслуживающий люмпенов СМИ румянощекий герой всех жертв бракоразводных процессов.

И Родригес, и Стас Михайлов, и Кети Топурия из группы «А-Студио» могли бы давать интервью самой АБП только в случае четвертой реинкарнации через 16 поколений. Ее попытки всякий разговор с артистом Чмошкиным, не умеющим ни разговаривать, ни петь, обратить в экзистенциальный поединок слушались не слегка, а очень комически. А передача, где АБП искала таланты и нашла, например, уникальную девицу с уникальным рефреном: «Холод, грязь, ветер, кромешный мрак – вот как-то все вот так».

Я бы выругался, конечно, как только я один умею в стране, но из уважения к вам напишу так: это венец продюсерских усилий женщины, которая спела про паромщика. А Боря Моисеев, который уже лет 70 тонет в любви к себе и к собственной манере речи, как ди-джей навсегда вошел в мою жизнь. Таких ди-джеев не было, нет и не будет. Я все ждал, когда же гендиректором этой станции станет наш всеобщий любимец Галкин. Не успел. Жаль. Учитывая его вклад в развитие мировой культуры, я думаю, он одарил бы нас миллионом духоподъемных эфиров. Ну пусть плохое радио было, слабое радио. Ужас в том, что остальные радио еще хуже кроме того радио, «КП», на котором работаю я.

P. S. Обращаясь к легиону как правило бесноватых поклонников королевы, прошу отделить зерна от плевел и не путать причинное место с яичницей. Я по-прежнему считаю «Три счастливых дня» самой лучшей песней на земле.

http://kp.ru/daily/24593.4/761703/