?

Log in

No account? Create an account

kushanashvili_o


Скоро ОТАРИК будет ВЕЗДЕ!


(no subject)
kushanashvili_o

Сегодня, специально прервав рабочее затворничество,приму участие в съемках документального фильма про ИВАНУШЕК, у которых вот - вот юбилей. Как Я могу не толкнуть огневую речь, не повздыхать и не погордиться?


Киножижа.
kushanashvili_o

Фильм "Шулера" с Э. Нортоном и М.Дэймоном МОЙ нимб не пропустил. Хорошие актерские работы, не более того.







Киножижа.
kushanashvili_o

"Мертвые как: жизнь после смерти". Пусть съемочная бригада примет как должное купание в кипящем котле, Я ее все е..л!




(no subject)
kushanashvili_o

КНИГА "Я" расстроила критиков. Вы понимаете, почему.



(no subject)
kushanashvili_o
Весь мир прочел МОЕ ПИСЬМО МЕДВЕДЕВУ. Но Он пока не звонил. Видать, витать в эмпиреях пока нравится. Ничего, я терпеливый.


(no subject)
kushanashvili_o


С ПЯТИ утра священнодействую над текстами. Слышишь, pagavaa?


(no subject)
kushanashvili_o

Избили журналиста Олега Кашина, с которым Я вот - вот намеревался познакомиться. Ублюдки!


(no subject)
kushanashvili_o

"Стихи - вряд ли. Отработано. Лучше кино. Еще лучше - телевизор. Ты изнутри все знаешь."  Легендарный А.И. Куприянов, Комсомольская Правда, дает рекомендации.


(no subject)
kushanashvili_o

"Отар, книга - шедевр, на Муз тв передача смешна до слез!!! Мое восхищение!!! 12 летняя."  Одна из "Мобильных Блондинок". Просила не раскрывать.


(no subject)
kushanashvili_o
Никто не принимает конструктивную критику. Я тем более. Я сам себе де-конструктивный критик. КНИГУ прочтите!


(no subject)
kushanashvili_o

На модном слове идеал тихонько Ленский задремал...А завидев КНИГУ  Отарика, ото сна восстал!


(no subject)
kushanashvili_o

....И все - таки МОЯ цель - идеал, а не нравоучение. КНИГУ МОЮ прочтите!


Киножижа.
kushanashvili_o

 "Пять моих бывших подружек".  Британский фильм. Идея ничего себе, эпизоды. Но какой же мудила, играющий главную роль! Брендан Патрикс зовут .уйсосню. Если уж на это чмо вешаются девушки, Я б в Лондоне проходу не знал.




Из КНИГИ: ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО МЕДВЕДЕВУ
kushanashvili_o

Любезный Дмитрий Анатольевич,

 

через десять дней мне сорок, я известен в узких кругах, в этих кругах Вам скажут, что я малый неплохой, маниакальный стрекулист, многодетный папа, помогаю людям бороться с депрессией; Вы можете мне не верить, но я знаю значение слов «экзистенция» и «интерпретация», люблю Стиви Уандера и «Иванушек», актера Шона Пенна, не люблю педантов, буквоедов и страну Португалию (простите, но я там сидел); считаю, что Грабового нужно посадить навсегда, а детей целовать каждые пять минут.

Мне без малого сорок, моя келья полна призраков, я могу часами рассказывать о целительной роли бессонницы в жизни нормального парня.

У меня за плечами развод, а это... Вам лучше не знать.

Г-н Президент, из писем неуемного публициста Минкина Вы знаете, что в стране происходит много-много значительного.

Вот, например, моя книжка, блестяще написанная, вышла.

Я остроумен, как Черчилль, эмоционален, как певец Рамаззотти, амбициозен, как Сурков, иногда, стыдно признаться, как Хлестаков с его напыщенной мутью.

Я образцовый работник, с меня стружку снимать не за что; я – интеллектуальный ковбой с грустными глазами; успеваю нажать на спусковой крючок раньше любого оппонента; спросите моих оппонентов: мои трассирующие шутки ядовиты.

А иногда, знаете, я не стыжусь струящихся потоков слез. Вот, например, когда наши балбесы в Вашем присутствии продули в Мариборе, безвольные стервецы.

Много лет назад, когда я принял участие в передаче «Акулы пера», артисты объявили меня погибелью цивилизованного мира, а люди – своим любимцем, который просто обязан терзать артистов от их, людей, лица.

Я отчетливо помню себя тогдашнего: я приехал из Кутаиси, работал в газете, и мне казалось, что артистов можно расспрашивать не только о творческих планах.

Только не говорите, что и Вас не захватила эта, теперь уже легендарная, программа своим расхристанным, что ли, духом. Мной. Я пишу эту эпистолу, уверенный, что Вы знаете, кто я такой.

Недержание слов – мой бич.

Я бываю простодушен, как полевой цветок. Бываю простофилей, но чаще – притворяюсь.

Широко и блестяще пишу о футболе, глумлюсь над новым русским кино, один из образчиков которого купил на Горбушке; знаете, как величать образчик? «Съешь мое семя».

В смысле весомости любое мое заявление априорно резонансное. Есть даже некоторые люди, убеждающие окружающих, что мои писания искрятся остроумием. Во времена, когда самый повествовательный жанр редуцируется до сообщения в «Твиттере», я ладный и складный рассказчик, но нос высоко не задираю.

Хорош я в жанре бессвязных заметок под влиянием теплового удара или дождя.

Тех, кто мне хамит, могу подвергнуть карательной медицине.

Силен и по части ячества, что твой Евтушенко, и по части самоиронии, что твой Андрей Григорьев-Аполлонов.

Прочитав эту книгу отчаянной публицистики, Вы поймете, что равных мне в словесной акробатике нет, мой «вокал» безупречен, мозжечок эффективен.

Я носитель щепетильной викториански-грузинской чувствительности, и я спрашиваю Вас, Верховного Нашего Работодателя: почему я, ума палата, в полной мере до сих не востребованы?

Нет мне места в грязной реальности индустриальной революции, что ли? Хинштейну есть, а мне нет? При моей-то лютой профессиональности? При моем умении с открытым забралом биться с себялюбцами густопсовыми, которым на Родину насрать?

Вот Вы, умеете жить в гармонии с хаосом? Я – умею, и хаос боится меня, а гармония любит. Скажите об этом Суркову, пусть на чай пригласит. Не все им с Колесниковым друг дружку читать, иногда нужно знакомиться с образчиками безупречной выделки словесной ткани.

Ваши аналитики описывают состояние умов в стране как «трудное». Но я – вот он Я, и что же, искуситель Вы мой Верховный? Я брошен писать о фанерных артистах, с моим-то гибридом мозжечка и пронзительного взора! Под носом у вас. Я – злейший супостат всех тупых, объект любви утонченных натур.

Пройдет год, много два, у меня случится самый пик формы, Вам как раз будет нужен хоть один гений в окружении, умеющий  даже изо льда делать порох; предавший анафеме грузинский режим; парень с маскулинной внутренней сутью, сочетающий в себе пассионарность с гипертрофированной неуступчивостью.

Да дамский угодник, наконец!

Все – в одном.

Обернитесь, по сторонам осмотритесь: ходячие декорации.

Тогда как Вам надобен я.

«Замкнувшись в мыслях о себе, Земного счастья Он лишился».

Это, конечно, не о Вас. Это о многих из тех, кто с Вами работает.

Позаботьтесь обо мне, и я научу Вас извлекать из общения с кем-либо максимальные молекулы счастья.

Поскольку моя профессия не приносит в нашей стране ни х*я, я уж хотел бросить ее, оставив вам минкиных и троицких с их шаткими представлениями если не о морали, то о последовательности хотя бы.

Я популярнее, чем Обама в Америке, но после развода уже не накопить на недвижимость размером с конуру.

Уж если я, чей мыслительный репертуар богаче, чем у Эйнштэйна, не заслужил званий и коттеджей, уж я не знаю тогда, кто заслужил.

Не футболисты же наши, с их старообразными лицами в 25, по осени опозорившие нас.

Я читал, Ваш наперсник Путин встречался с Якеменко, и они снова судачили про таланты. Какие могущественные силы должны Вас заставить осознать, что: а) вот он я, рядом; б) бесталанный (Якеменко) таланты курировать не должон!

Замените мною Его, и я тогда удостоверюсь, что гений и хороший вкус иногда ходят об руку.

Надоело быть «Белым, Бледным, Бедным и Больным». Особенно бедным.

Излучающим неслыханный магнетизм, соединившим два разрозненных мира – алгебру и гармонию, раскрывшим теорию суперструн, но – бедным, как статист.

Другими словами, эскапизм не про меня, я хочу быть полезным, создавая шедевры, какие только я и могу создавать.

Не дайте мне состариться, как де Ниро, – некрасиво, дайте – как Ричард Гир (в этой же книге найдете высокооктановое эссе про старение).

Только, пожалуйста, без апофегм!

Они нужны для балансирующих на грани морального дефолта, а у меня дефолт финансовый, с моралью я дружу, изредка ссорясь.

Вам надлежит только разыскать меня, что само по себе дело плевое: вон сколько церберов наизготовке!

В моем лице обретете наконец решающее подкрепление, активное в области утверждения превосходства Белого над Черным, могущее об колено сломать всех Ваших супостатов, доведя их до афазии.

Жду от Вас звонка и ангажемента на чай, Главный.

 

Отар Кушанашвили, с пиететом