September 30th, 2010

(no subject)


Я вчера был полуобложечным конгрессменом: с шести утра до полуночи - радио, съемки,встречи с читателями, видео - конференция...Ноги не держат!

(no subject)


Только что сообщили: пять тысяч экз. КНИГИ заказал конгресс ЕВРЕЙСКИХ ОБЩИН! Я, наверное...сойду с ума!

(no subject)


Будучи идолом всех московских сербов, поздравляю Милоша Красича с рождением дочери и выражаю восхищение его игрой в Италии!

(no subject)


Один из критиков в послании, полном посыланий, семнадцать (!) раз употребил слово ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОСТЬ! Вот какие ТИТАНЫ со МНОЙ бодаются!

(no subject)


Мимо такой обложки не пройдет и самый заклятый враг МОЙ! С ДЕСЯТОГО ОКТЯБРЯ по всей стране ажитация в книжных магазинах!

(no subject)


Ваш вредоносный коверный будет со сл.недели вести "Отар против" на 97.2 ФМ! Три раза в неделю! С десяти до одиннадцати!

(no subject)


Что до писанины, лучшие эссе  МОИ на КП.ру и в "СОБЕСЕДНИКЕ". 
С КП.ру  и  с "СОБЕС." войду в новый год. И с КНИГОЙ (десятого октября).

КП.ру: Не об эвтаназии


Я всегда откладываю умную книгу на фразах вроде «души умерших нас слышат», потому что  моя собственная душа начинает болеть.

Я стоял у гроба москвички Ирины, и такая смесь грусти и сострадания меня обуяла, что на миг я выключил картинку, чтоб не стать жертвой законов гравитации.

Я не умею – а  кто умеет? – убедительно говорить о тахикардии, о сердцебиении учащенном; особенно когда дождь льет и ноют болячки.

Я точно знаю в свои сто лет, что героизм  бывает в умении, очень немногим присущем, без страха встречать неприятные мысли, и для этого не обязательно быть сверхчеловеком, добивающемся абсолюта, но обязательно быть человеком.

Ира была – и  останется навсегда – женой моего  товарища, бывшего одноклассника, и  она последние годы страшно, нам не понять, до какой степени, страдала от боли.

И молила об эвтаназии, которая, по мне, более грандиозная, чем ваше потепление, проблема, потому что она несколько последних лет кричала от боли, и никто и ничто эту боль не могли унять!

Стихия боли не спрашивает твоего мнения, у боли звериная сущность, в ее животной непосредственности есть примесь победительного хамства, и, пока мой товарищ плакал, я уже его боль унимал объятиями братскими.

Она жила разве? Она все время стонала и, написав  записку, чтоб не искали виноватых, шагнула  в вечность, где, как ей казалось, боли нет.

Дожди, потом  снег, и моргающие от дыма звезды в морозном небе, и ваши дурацкие споры, что важнее: душу блюсти или ее физическое пристанище, раздражающие, как на подоконниках пыль, и праздник этой пыли, на том подоконнике, и вопль, и плач по тем, кого мы любили.

Прощай, Ира.

http://kp.ru/daily/24565/739160/

(no subject)


В КНИГЕ два блестящих, хитрющим смыслом начиненных письма открытых - Эрнсту и Медведеву!

(no subject)


В КНИГЕ такое величие духа! Вернее, о людях великих - МАМЕ, ПАПЕ, АЙЗЕНШПИСЕ...

(no subject)


Направлюсь к Ираклию Пирцхалава: сильно обниму и толкну сильную речь, полную пышных слов! У него Д.Р., ОН к тому ж новоиспеченный папашка!