kushanashvili_o (kushanashvili_o) wrote,
kushanashvili_o
kushanashvili_o

Григорий Афицкий: "Мои впечатления".


Один день с Отаром I Великолепным (альтернативный вариант «Один день в Отаре»)

 

ПРОЛОГ

 

       Как обычно в среду вечером после работы я зашёл на портал www.sovsport.ru , чтобы скачать очередную видео конференцию Отара Кушанашвили.

       Надо сказать, что некоторое время назад в его лице я обзавёлся интересным собеседником, но в этот раз интерес был «шкурным» я оставлял свой комментарий и испытывал определённое нетерпение узнать мнение, Великолепного Отарика, по поводу моих сентенций.

       Сайт загрузился и мой взгляд неожиданно зацепился за цифру «1» в графе личные сообщения. Честно говоря, для общения я сайт практически не использую и в этой графе уже длительное время горделиво круглел полноценный «0».

       Поэтому вначале я даже немного опешил, но удивление сменилось приятной догадкой, и я кликнул…

       Когда я прочёл текст приглашения, в голове почему-то назойливо завертелся один из мотивов Павлиашвили, а что делать ведь и в правду ждёт.

 

       Как только я сообщил жене о надвигающемся событии, супруга тут же уточнила: «В Швейцарию звонить, в очередь на печень становиться?».

 

       Я выразил своё «фи», относительно низменного мнения благоверной, обо мне и моём потенциальном собеседнике, на что получил просто убийственную, отрезающую отповедь, - «Знаю я вас, творческую интеллигенцию». А ведь и вправду знает. Крыть было нечем, я сконфужено молчал.

 

       Да и не время было возражать, надо было брать билеты и менять планы.

 

       И вот настала минута «М» часа «Ч» дня «Д» - я направился в аэропорт. На пороге дома любовь всей моей жизни, зная о моей чудовищной аэрофобии, засыпала мне в глотку тонну таблеток седативного, чтобы я не применил в аэропорту «народные средства» и не утратил форму ещё до встречи.

 

       Самолёт помну плохо, воистину жениться надо только на щедрых женщинах, из зелёной сигары S7, я скатился по трапу на московское солнце, я был город собой и блистателен, мой воротник переливался на солнце.

 

       И тут я попал в зал прилёта. Когда я пересёк его, то один повод для гордости всё же оставался – судя по виду, перед смертью мой зверёк героически сопротивлялся.

 

       На перроне аэроэкспресса я увидел фигуру мужчины…

 

       ГЛАВА 1. ЕВГЕНИЙ КЛИНТОВИЧ ИСТВУД    

 

       Я узнал его сразу, не смотря на то что ранее не видел никогда … От него исходила аура … Он был грозен …

       Но он стоял ко мне спиной, я понял – это шанс.

       Моя рука сделала, как мне казалось резкое и не уловимое движение к кобуре … телефона и … ощутила вибрацию, я понял, что проиграл – он уже звонил мне.

       «Григорий, это Евгений, Ваш самолёт давно сел, Вы прилетели», - услышал я в трубке. «Оглянитесь», -  ответил я.

       Уже потом я узнал, что Женю зовут «Клинтом Иствудом» и телефон из кобуры он достаёт быстрее всех в Москве и области, а по размеру его трубка, как «волына» Грязного Гарри. Знал бы раньше и не пытался бы опередить.

      

       Он сделал несколько шагов на встречу мне и радушно протянул руку: «Евгений, рад встрече».

       После этого, мы сели в вагон и вплоть до места Женя развлекал меня рассказами об Отаре и о Москве, о местах, которые мы проезжали и проходили.

      

       От метро пешком мы миновали бульвары и улицы, пропитанные историей, и вот мы на Неглинной, вот она табличка спорт-бар «Советский Спорт».

 

       2. ИЗ ПЕНЫ МОРСКОЙ СОТВОРЁННАЯ

 

       Мы прибыли раньше, чем предполагалось, Отар уже здесь, но очевидно чем-то занят, он в окружении журналистов - явно снимается сюжет.

       Несмотря на это он просит коллег прерваться и здоровается со мной, просит подождать и продолжает.

       Пока мэтр отечественного нонконформизма занят, я осматриваю плацдарм, где мне без сомнения предстоит пасть от его стрел, дай Бог с честью пасть.

       И тут я столбенею, ощущая явную стагнацию речевого аппарата.

       Я всегда думал, что ангелы должны быть исключительно с голубыми глазами, ну в крайнем случае с зелёными.

       Но явление кареглазого ангела, да ещё за угловым столиком паба, случай совершенно особенный, требующий разбора.

       После недолгого разговора я выясняю, что в связи с кризисом был сокращён даже штат небесной канцелярии, и по комсомольскому распределению ей выпало курировать Полномочного Представителя Вельзевула по Городу Федерального значения Москва.

       Ну, если без шуток она трудится помощником у Отара.

       Она очень необычный человек. Всё в жизни начинается с имени, а имя у неё я Вам скажу… Это может быть и грозовое, громораскатистое Екатерина и тихое бризовое Катюша.

       В общем, в компании этой прелестницы я за словесными пикировками коротал время в ожидании.

 

       3. ЭСЭСОВЦЫ (альтернативный вариант «БРИГАДА»).

 

       Короля делает свита, и этого никто не отменит. Весёлая ССовская банда Отарика – это несколько абсолютно разномастных человек, выше я подробно остановился на тех двух персонажах, с кем довелось пообщаться подольше.

       Остальные представители этой нэшпухи также замечательны. Я с лёгкостью влился в их коллектив и наблюдал за работой.

       Ребята с юмором, чтобы не быть голословным проиллюстрирую эпизодом.

       Мы сидим за столом, Отара третирует чуждая съёмочная группа, как я понимаю «чужаки» исчерпали свой временной лимит, явно задерживаются, тут же за столом рождается предложение подойти и сказать «Время вышло, продлять будете?».

       Все смеются.

 

       4. ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ.

 

       Любое, даже самое длительное ожидание рано или поздно, но всё равно заканчивается.     

       И вот появился Он. (Забегая вперёд скажу, что в этой части повествования постараюсь обойтись без иронии).

       Сразу оговорюсь, до ССовский этап карьеры Отара я не застал и, по сему, к его поклонникам либо ненавистникам не относился.

       Прочитав пару его заметок и прослушав несколько конференций, я поймал себя на том, что постоянно лезу в словарик. Даже Василий Уткин заставил меня обратится к словарям всего единожды. Я понял, что мне приятно его слушать, ведь что греха таить, спортивная журналистика в целом весьма однообразна, из статьи в статью «мяч летит в ворота по головокружительной траектории, а кипер в кошачьем прыжке его парирует либо немного не достаёт». В общем литературное дело Бендера живёт и торжествует «злобный, зубовный» и т.д.

       Работа Отара разительно отличается. Отличается сочностью, его статьи не читаются – пьются, это уже литература, «очеркизм» (от слова «очерк»).

 

       Но вернёмся к нашим баранам.

 

       В близком общении, батоно Отари (в будущем постараюсь избежать этого хлебобулочного обращения, и, если захочу национального колорита назову его «реб Кушанашвили») человек крайне приятный, вежливый и благожелательный.   

       Но только появляется камера, он превращается в острого, достаточно резкого, журналиста, главное, что в журналистском, что в человеческом облике о не прощает фальши.

       Искусственность он чувствует как акула кровь.

       Несмотря на все мои ожидание наше с ним общение прошло весьма хорошо, может быть он не слишком давил, может я был готов, может и то и другое.

       Но, честно говоря, потом было интереснее.

       Отар знал, что самолёт у меня ночью, и в соответствии со своей ролью радушного столично-кавказского хозяина не лимитировал своё со мной неформальное общение, а я, усиленно играя провинциальную, простоту был его хвостиком.

      

       День был богат на события.

 

       Был алкоголь, были люди, мужчины, женщины, был мой принципиальный непобедимый враг - назойливый телефон Отара.

       Он очень разный. наблюдать за ним – это как вертеть в руках калейдоскоп, в который создатель вместо цветного стекла вложил черты характера.

       Отар предстаёт то задорным грузинским мальчиком, гоняющим тряпичный мяч по булыжной мостовой, то мудрым горным старцем с седой бородой, а иногда разгневанным сапожником с базарной площади Кутаиси, в этот момент счастливцы могут существенно пополнить запас арготизмов и абсценной лексики.

 

       Но не это было главное. Самый цимес был впереди. Из издательства АСТ принесли его книгу, его первую книгу.

       Он принял её из рук курьера дрожащими руками, как молодой папаша на выдаче роддома из рук медсестры принимает своего первенца. Он отпустил курьера, сел на стул и сказал: «Мама, папа видите ли Вы меня?».

       Потом книга была раскрыта на одной из страниц, я думал, он будет читать, но Отар приложил книгу к лицу и глубоко вздохнул. Когда я вновь увидел его лицо, на щетинистой щеке сверкнул алмаз слезы.

     

       Всё же у него большое сердце.

 

       Было ещё много чего, но пожалуй не стоит об этом…

 

       Зелёный самолёт уносил меня в ночь. Москва уменьшалась, вскоре она превратилась в маленький огонёк приманку в тёмном рту морского дьявола

       Это был длинный день, я достал из кармана смартфон, у меня было два фильма на выбор «Мимино» и «Приключения капитана Врунгеля», к событиям дня подходили оба, я остановился на «Мимино».

       В аэропорту меня встречала жена…

 

       ЭПИЛОГ.

 

       На следующий день я проснулся … с бодуна.

       Знаменитым я проснулся через день, когда вышла статья. Мне звонили друзья и интересовались, продолжится ли наше общение ведь я теперь большая «звезда».

       А я спокойно отвечал: «Ну какая из меня звезда, Большая Звезда это ОН, а я так маленький звездец!».

 

       Григорий Афицкий Григорий

   

       «09» октября 2010 года Ростов-на-Дону.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments